Злоупотребление должностными полномочиями: вопросы квалификации

Коррупция в России - одна из общественно опасных массовых проблем страны, проникшая практически во все публичные сферы деятельности общества.

И одним из наи­более опасных ее проявлений является злоупотребление должностными полномочиями, которое подрывает автори­тет государственной власти, способствует совершению иных преступлений, является стимулом к разрастанию организо­ванной преступности.

Имеющееся разъяснение Пленума Верховного Суда Рос­сийской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными пол­номочиями и о превышении должностных полномочий» не ответило на важные вопросы толкования норм, необходимые для единообразного понимания признаков составов долж­ностных преступлений.

Состав злоупотребления должностными полномочи­ями относится к числу деяний с рядом оценочных призна­ков и элементами состава, не нашедшими единообразного толкования ни среди ученых, ни в правоприменительной деятельности. Статья 285 УК РФ под злоупотреблением должностными полномочиями понимает использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыст­ной или иной личной заинтересованности и повлекло суще­ственное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Первый признак, характеризующий объ­ективную сторону состава, это само деяние - «использо­вание служебных полномочий». Не совсем ясно, что по­нимается под использованием полномочий, это должно быть обязательно действие или путем бездействия также можно совершить указанное преступление. Этимологи­чески «использовать» - означает употреблять что-либо для какого-либо дела, пользоваться чем-либо в своих ин­тересах, извлекать выгоду из чего-либо.

Ответственность за умышленное неисполнение должностным лицом своих обязанностей наступает, если лицо из корыстной или иной личной заинтересованно­сти бездействовало, что объективно противоречило це­лям и задачам, для достижения которых оно было наде­лено соответствующими должностными полномочиями, и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. Например, должностное лицо исправительного учреждения не изы­мает из пользования осужденным мобильный телефон, не применяет установленные законом меры ответствен­ности, совершая это из корыстной или иной личной за­интересованности.

Расследуя дела о преступлениях данной категории, необходимо выяснять, какими пунктами, частями и ста­тьями нормативных правовых актов, иных документов установлены права и обязанности должностного лица, в чем состояло нарушение. В частности, в нарушение п.п. 12.7, 12.11, 12.17, 12.33, 12.42 и 12.48 третьего раздела Ре­гламента Е.В. Астахова не хранила государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, а также разгласила сведения, ставшие ей известными в связи с исполнением должностных обязанностей; не требова­ла от участников внешнеэкономической деятельности, юридических и физических лиц представления поясне­ний о причинах нарушения таможенного законодатель­ства; не составляла определения об административных правонарушениях в случаях выявления фактов заниже­ния таможенной стоимости, недоначисления таможен­ных платежей; не осуществляла проверку; не проводила проверку достоверности заявленной декларантом тамо­женной стоимости; не уведомляла начальника Красно­ярской таможни, органы прокуратуры или другие госу­дарственные органы обо всех случаях обращения к ней в целях склонения к совершению коррупционных право- нарушений.

Получение взятки также связано со злоупотреблением должностными полномочиями. Получая взятку, лицо злоу­потребляет своим должностным положением вопреки ин­тересам службы. Именно это обстоятельство, закрепленное в диспозициях указанных составов преступлений, вызывает ошибки у правоприменителей, квалифицирующих деяние по совокупности преступлений.

Так, приговором Калининского районного суда г. Уфы М. осужден по совокупности преступлений, предусмотрен­ных ч. 1 ст. 285 УК РФ и ч. 3 ст. 290 УК РФ, за то, что, работая руководителем колледжа предоставлял за денежное возна­граждение комнаты общежития колледжа лицам, не явля­ющимся обучающимися этого колледжа. Вышестоящий суд изменил такое решение, указав, что по смыслу уголовного за­кона совершение должностным лицом взятки за незаконные действия вопреки интересам службы охватывается ч. 3 ст. 290 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требуется.

Состав ст. 285 УК РФ является материальным и счи­тается оконченным с момента существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или го­сударства. Важно отметить, что злоупотребление долж­ностными полномочиями, как и другие коррупционные преступления, обладает повышенной степенью латент­ности. Неясно, почему такое общественно опасное де­яние окончено с момента наступления последствий. Наличие этого признака ограничивает возможность привлечения виновных к уголовной ответственности. Использование виновным своих полномочий вопреки интересам службы, не сопряженное с существенным на­рушением прав при наличии преступного мотива, пре­ступлением не является, и квалифицировать содеянное как покушение невозможно. Судебной практике не из­вестны случаи привлечения виновных к уголовной ответ­ственности за покушение на злоупотребление должност­ными полномочиями.

Поэтому представляется целесообразным ужесточить ответственность должностных лиц за злоупотребление долж­ностными полномочиями, исключив последствие в виде су­щественного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов об­щества или государства, и предусмотреть его в ч. 2 ст. 285 УК РФ. Это бы способствовало большему предупредительному воздействию на должностных лиц, вставших на преступный путь.

Также очевидные разногласия вызваны отсутствием единого использования терминологии в составе злоупо­требления должностными полномочиями. В названии статьи присутствует термин «должностными» полномо­чиями, в самой диспозиции же - «служебные» полномо­чия. Мы считаем, что должностное положение следует рассматривать как разновидность служебного положе­ния. Занимать должностное положение может только должностное лицо. В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ должностным лицом признается лицо, по­стоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, ад­министративно-хозяйственные функции в государствен­ных органах, органах местного самоуправления, госу­дарственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других во­йсках и воинских формированиях Российской Федера­ции. Примечание 4 к ст. 285 УК РФ четко указывает, что государственные служащие и служащие местного само­управления не могут относиться к числу должностных лиц. Так, к должностным лицам не относятся и служа­щие коммерческих организаций (примечание к ст. 201 УК РФ), частных охранных и детективных служб (ст. 203 УК РФ). То есть, мы считаем, что любое должностное лицо занимает определенное служебное положение, но не любое лицо, занимающее служебное положение, яв­ляется должностным.

Существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, как признак основ­ного состава злоупотребления должностными полно­мочиями, необходимо отличать от тяжких последствий, предусмотренных в ч. 3 ст. 285 УК РФ. Тяжкие послед­ствия - оценочный признак, который устанавливается с учетом конкретных обстоятельств дела. В научной лите­ратуре к их числу относят значительный материальный ущерб, например, причиненный путем неуплаты нало­гов и таможенных платежей, небоеготовность, сниже­ние обороноспособности, укрывательство особо тяжко­го преступления. К тяжким последствиям могут быть отнесены возникшие в результате совершения престу­пления массовые беспорядки, дезорганизация работы государственного или муниципального органа или уч­реждения; причинение ущерба в особо крупных и круп­ных размерах, психическое заболевание потерпевшего; сокрытие крупных хищений, тяжких или особо тяжких преступлений.

Наступление тяжких последствий - особо квалифи­цирующий признак злоупотребления должностными полномочиями. По ч. 1 ст. 285 УК РФ последствием высту­пает существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом ин­тересов общества или государства. То есть, при квалифи­кации по ч. 3 ст. 285 УК РФ необходимо установить, что из-за неправомерных деяний должностного лица насту­пило существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а затем наступили тяжкие последствия.

Мы согласны с Е. Быковой и С. Яшковым, которые разграничивают тяжкие последствия и существенный вред по признаку восполнимости или невосполнимости. Реализация прав потерпевшего на доступ к правосудию, защита своих прав, возмещение вреда, если они остаются у гражданина, то такие последствия необходимо призна­вать существенным нарушением прав и законных интере­сов, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией Рос­сийской Федерации. Те же последствия, которые вряд ли можно признать восполнимыми (потеря работы, избра­ние меры пресечения в виде заключения под стражу), не­обходимо признавать тяжкими.

Таким образом, анализ признаков злоупотребления должностных полномочий позволяет сформулировать вывод о необходимости внесения изменений как в сам УК РФ, так и в действующее постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

ХАКИМОВА Эльмира Робертовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уфимского юридического института МВД России

ФАЙРУШИНА Римма Дамировна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уфимского юридического института МВД России

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!