Отдельные спорные вопросы действия уголовного закона во времени и пространстве

С 1 января 1997 года вступил в действие новый, чет­вертый по счету Уголовный кодекс Российской Федера­ции.

Он был вызван к жизни и детерминирован принци­пиально новыми социально-экономическими условиями жизнедеятельности российского общества и государства, потребностями практики борьбы с преступностью, зада­чами усиления охраны наиболее дых и ценных интересов и социальных благ, в ряду которых личности, конститу­ционному правовому статусу придано главенствующее и приоритетное значение. Действующее уголовное законо­дательство России возникло не на пустом месте. Оно не­посредственно вышло из советского уголовного права и в известном смысле является преемником российского уго­ловного законодательства досоветского периода, насчиты­вающего многовековую историю.

Уголовно-правовое законотворчество предполагает определение действия уголовного закона во времени. Тол­кование данного принципа нередко вызывает нарушения в применении закона по времени его осуществления.

Спорные ситуации возникают в случае, если закон уже не действует. Такого рода толкование принципа действия за­кона во времени связано с тем, что его действие рассматрива­ется в соответствии с формально-логическими нормами. Это вызвано тем, что непрерывно работающие правовые нормы применяются только в определённый период, рамки прак­тического применения которых связаны исключительно с пе­риодом действия данного конкретного законодательства. Но это обстоятельство не является препятствием к применению законодательства утратившего свою силу и после его отме­ны. Так, например в 1993 году Генеральная прокуратура РФ возбудила уголовное дело в отношении убийства царской се­мьи, гибели ряда других исторически известных лиц. С какой целью и для чего это делалось? Естественно у любого обыва­теля возникает такой вопрос.

В уголовном законодательстве принцип действия уго­ловного закона во времени предполагает возможность уста­новления ответственности за подобные преступления. Но насколько в данной ситуации оправданно использование людских и финансовых ресурсов, если при этом требовалось пересмотреть все существовавшие законодательные нормы и правовые акты, в рамках которых применяется данная нор­ма.

Действие нормы свыше положенного для нее срока, всегда представляла «каучуковый параграф» в уголовно­правовой теории. Временные рамки действия закона оста­навливается после того, как он утрачивает силу. Насколько допустимо и оправданно его применение, время стёрло мно­гие исторические акты, до нас они дошли в искажённом виде и были представлены так, как это было выгодно советскому государству. Законы того времени изжили себя исторически, да и виновные лица уже давно ушли из жизни.

Такого рода обстоятельства обуславливают неоправдан­ность применения закона утратившего свою силу к истори­ческим фактам совершения преступления, по которым не было своевременного реагирования, за исключением престу­плений против мира и безопасности человечества.

Наличие законов вышедших из действия законы, пред­полагает, что возможно применение данного закона в даль­нейшем. Период действия закона от момента появления до момента утраты силы всегда ограничивается строгими временными рамками. Преступность и наказуемость пре­ступления устанавливаются в уголовном законодательстве, ограниченным временными масштабами на момент его осу­ществления. Рамки использования новых правовых норм предопределяют особенности и продления срок жизни ста­рых. Таким образом, реализуется темпоральная «привязка» переходных коллизионных норм.

Преступления были всегда, одни из них криминали­зировали, другие декриминализировали, однако в любой правовой системе, в любом государстве были и есть обще­ственно опасные деяния, которые всегда находились под за­претом. Совершение деяния, признанного преступлением по международному уголовному праву, вне зависимости от места совершения и статуса лица считается направленным против интересов любого государства, участвующего в меж­дународном соглашении. Подобные «абсолютные» нормы не вписываются во временные рамки современного законо­дательства, представляющего собой только относительную, определяемую временными рамками действия закона во времени. Сменяя друг друга нормы права, взаимодействуют на грани исторического и временного развития государства и общества, вызывающих смену одного закона другим, при­шедшим на замену отжившего себя закона, но при этом со­храняет своё действие уголовно-правовая норма.

Ретроспективная сущность уголовного закона находит отражение в применении норм действующего уголовного за­кона к деяниям, совершенным до его вступления в силу. Пра­вила применения обратной силы уголовного закона опреде­лены в ст. 10 УК РФ.

Имеющее место преступное деяние является свершив­шимся действием, заставляющим норму работать в ретро­спективно-охранительном режиме. Реализация защитного потенциала уголовно правовой нормы, допускает её включе­ние в закон задолго до того как она может быть применена, с указанием возможного срока её дальнейшего применения, что указывает на возможность предполагаемого преступного посягательства которое в прошлом не наказуемо, хотя дей­ствовал данный закон, но временно бездействовала данная правовая норма. В связи с чем, это законодательство не дей­ствует в отношении такого преступного деяния, однако это действие имеется у нормы в той ее законной форме, в какой она имелась на момент осуществления преступного деяния, удерживаемая во времени новым законом.

Таким образом, новый закон может пролонгировать ре­троспективные установления ранее действовавшего закона старого только в той степени, в которой ранее обеспечиваю­щие их позитивные требования закрепляются и в нем.

Определённые сложности возникают при установлении особенностей действия уголовного закона в пространстве. На современном этапе теоретиками уголовного права предло­жены некоторые варианты решения вопроса об определении законодательной юрисдикции по отношению к преступным деяниям, преступный результат которых наступил в другом государстве, либо же части преступления были совершены на территории различных государств, а также разрешения вопроса о реализации принципа гражданства при определе­нии территориальной юрисдикции деяния. Наиболее часто теоретиками уголовного права действие уголовного закона в пространстве определяется через совокупность признаков, которые вместе образуют единую систему действия уголов­ного закона в пространстве.

Однако на практике возникает ряд проблем по соблю­дению принципа действия уголовного закона во времени. В соответствии с частью 2 статьи 49, частью 2 статьи 54 Консти­туции Российской Федерации, каждый обвиняемый в совер­шении преступления считается невиновным, пока его вино­вность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Если после совершения правонарушения ответствен­ность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. Характерным примером является переквалификация деяний с части 3 статьи 185 Уголовного кодекса Украины - тайное хищение чужого имущества (кража), соединенная с проникновением в помещение, - на пункт «б» части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации с теми же квалифицирующими признаками, но предусматривающей более мягкое наказание.

При этом вопросы установления места, времени, дока­занности обстоятельств преступления, вины осужденного, и иных, предусмотренных указанной статьей, полагаются раз­решенными при постановлении обвинительного приговора, то есть пересматривается не уголовное дело, а лишь разреша­ются вопросы, связанные с преступностью деяния и назначе­нием наказания.

Говоря о территориальном принципе, который также имеет название ответственность по закону места совершения преступления, следует сказать, что он является актуальным в силу существования определенных коллизий как в теории уголовного права, так, соответственно, и в правопримени­тельной деятельности.

Таким образом, в случае совершения лицом преступле­ния, уголовная ответственность наступает по законодатель­ству того государства, где оно было совершено, а новый закон может пролонгировать установления ранее действовавшего закона старого только в той степени, в которой ранее обе­спечивающие их позитивные требования устанавливаются в нем.

НАСИМОВ Мустафа Шамильевич
студент 2 курса ОЗО по направлению магистратура Северо-Кавказского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), г. Махачкала

ТАИЛОВА Айша Габибовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры экономико-правовых дисциплин Дагестанского государственного университета, филиала в г. Избербаш

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!