Материальная ответственность в Российском трудовом праве

Среди теоретических вопросов, связанных с материаль­ной ответственностью сторон трудового договора, важнейшее место занимает проблема юридической природы данного вида ответственности.

В настоящее время законодательство и научные исследования не позволяют сформировать единый подход к данной проблеме. Вместе с тем, ее разрешение по­зволило бы ответить на такие вопросы, как:

возможность возникновения материальной ответственно­сти независимо от трудового правоотношения;

объективное наличие у материальной ответственности трудоправового или иного характера; а также на ряд иных.

Анализируя обозначенную проблему, прежде всего, ука­жем на позицию законодателя по данному вопросу, которая, как указывается в литературе, является «компромиссной, но непоследовательной», и заключается в том, что отношения, проистекающие из материальной ответственности сторон тру­дового договора, в соответствии со ст. 1 ТК РФ, представляют собой отношения, непосредственно связанные с трудовыми. Обратим внимание на то обстоятельство, что указанный под­ход законодателя имеет и своих сторонников среди исследо­вателей.

Некоторые проблемы категории материальной ответственности в Российском трудовом праве

Так, к примеру, согласно позиции Л. А. Сыроватской, обособление отношений по материальной ответственности от трудовых отношений «базируется на общем делении право­отношений на регулятивные и охранительные (ответственно­сти), принятом в теории права. Последние возникают из факта правонарушения и по этой причине в рамках регулятивного, каким является трудовое правоотношение, существовать не могут». Аналогичного мнения придерживаются и К. Н. Гусов и В. Н. Толкунова, и Н. В. Беднякова, и иные исследователи.

Вместе с тем, отсутствие единства среди исследователей по указанному вопросу негативно сказывается на развитии те­ории трудового права и трудового законодательства. Данное обстоятельство обуславливается тем, что именно из понима­ния материальной ответственности не как элемента трудового отношения, а как отношения, непосредственно связанного с трудовым, которого придерживается в настоящее время зако­нодатель, а также из легального ее определения проистекает деликтная, внедоговорная, природа материальной ответствен­ности. Другими словами, материальная ответственность мо­жет возникать не просто вне трудового правоотношения, а не­зависимо от него.

Говоря о природе материальной ответственности, согла­симся с А. Е. Коробовым, который указывал, что в настоящее время, исходя из избранного законодателем подхода к ее по­ниманию, «трудоправовой характер этой ответственности носит условный характер, поскольку целиком определяется волей законодателя». Действительно, из избранной законода­телем концепции исключения отношений по материальной ответственности из состава единого трудового правоотноше­ния следует, что данные отношения могут приблизительно с одной степенью практической эффективности в зависимости лишь от носящей во многом субъективный характер воли за­конодателя входить в предмет регулирования как трудового, так и гражданского законодательства. При этом такое изме­нение отраслевой принадлежности может быть осуществлено без ущерба для уровня социальных гарантий, поскольку уро­вень развития метода регулирования гражданским законода­тельством входящих в его предмет общественных отношений позволяет учесть специфику неравенства сторон трудового от­ношения и обеспечить необходимый уровень защиты прав ра­ботника. В качестве примера подобных правовых конструкций укажем на положение ст. 1083 ГК РФ.

Вместе с тем, несмотря на изложенное, мы полагаем, что такой подход к решению проблемы правовой природы во­обще и, в частности, отраслевой принадлежности института материальной ответственности не является продуктивным, так как он, по сути, вместо поиска пути к четкому ответу на поставленный вопрос уводит нас от решения поставленной проблемы. В то же время, подобный ответ является объектив­но необходимым для дальнейшего развития законодательства, поскольку любой институт, любое правовое явление должно развиваться именно в рамках той отрасли, к которой оно орга­нически принадлежит, а не в той, к которой его произвольно отнесет законодатель.

Определяя правовую природу материальной ответствен­ности сторон трудового отношения, обратим внимание на то обстоятельство, что в соответствии с положениями действую­щего трудового законодательства категория материальной от­ветственности, нормы о которой объединены в гл. XI ТК РФ, не является монолитной и основанной на единых базовых прин­ципах, в связи с чем решение вопроса о правовой природе ма­териальной ответственности будет находиться в зависимости от того обстоятельства, идет ли речь о материальной ответ­ственности работника перед работодателем или о материаль­ной ответственности работодателя перед работником.

Отмеченное разделение материальной ответственности на две самостоятельные подкатегории представляется оправ­данным, в том числе, и с исторической точки зрения, так как до начала XXI века отечественному трудовому праву не была известна единая конструкция материальной ответственности стороны трудового договора, в связи с чем положения о ма­териальной ответственности работника и положения о мате­риальной ответственности работодателя не были структурно объединены в рамках какого-либо единого раздела одного за­конодательного акта.

Такое объединение состоялось лишь с в действующем Трудовом кодексе РФ. При этом, как справедливо отмечает Ю. А. Кузнецов, указанный подход законодателя был обусловлен стремлением показать то обстоятельство, что «материальная ответственность работника и работодателя носит взаимный характер, и ... лишний раз ... подчеркнуть возрастание роли договорного регулирования трудовых отношений».

Вместе с тем, анализ положений, содержащихся в гл. XI ТК РФ, показывает, что взаимность материальной ответствен­ности сторон трудовых отношений носит преимущественно декларативный характер, а сами конструкции материальной ответственности работника и материальной ответственности работодателя имеют фундаментальные сущностные различия, которые проявляются, в частности, в таких специфических чертах, как:

  • пределы материальной ответственности стороны трудо­вого отношения;
  • порядок установления величины ущерба и способы его исчисления;
  • механизм привлечения стороны трудового отношения к материальной ответственности;
  • основания материальной ответственности стороны тру­дового отношения.

В качестве примера вышеуказанных отличий укажем, что если необходимым условием привлечения работника к материальной ответственности является наличие его вины в причинении работодателю ущерба, то в ряде случаев для привлечения работодателя к материальной ответственности не требуется наличия вины в его деянии.

Немаловажным значением, свидетельствующим о диф­ференциации материальной ответственности в зависимости от ее субъекта, обладает и специфика объекта правонаруше­ния, за которое субъект привлекается к материальной ответ­ственности. Так, если объект правонарушения, являющегося основанием материальной ответственности работника, огра­ничивается имущественными интересами работодателя, то материальная ответственность работодателя наступает за со­вершение деяния, посягающего как на имущественные, так и на неимущественные интересы работника.

Вышеуказанные различия свидетельствуют, на наш взгляд, о том, что материальная ответственность, нормы о ко­торой в настоящее время объединены в разделе XI ТК РФ, не является единым правовым институтом, основанным на еди­ных принципах и имеющим единую правовую природу. На­против, материальная ответственность работника и матери­альная ответственность работодателя, обладая собственными специфическими чертами, базируются на различных началах, в связи с чем, по нашему мнению, являлось бы целесообраз­ным в теории и в законодательстве разделять материальную ответственность на два подвида: материальную ответствен­ность работника и материальную ответственность работода­теля.

С теоретических позиций, нам представляется, что ма­териальная ответственность работника перед работодателем по своей правовой природе вне сомнения представляет собой один из видов трудоправовой ответственности, в связи с чем проистекающие из нее отношения по самой своей сути входят в предмет регулирования трудового права.

Более неоднозначным представляется проблематика пра­вовой природы материальной ответственности работодателя перед работником.

С исторической точки зрения, до момента вступления в силу действующего Трудового кодекса РФ нельзя было одно­значно относить всю систему норм о материальной ответ­ственности работодателя перед работником к предмету тру­дового права. Вместе с тем, несмотря на изменение подхода законодателя к решению данной проблемы, с объективной точки зрения, нормы о материальной ответственности ра­ботодателя перед работником также могут быть включены в предмет трудового права лишь с определенными допущения­ми, поскольку значительная часть юридических конструкций, посредством которых законодатель установил систему мате­риальной ответственности работодателя перед работником, имеет аналогию в гражданском законодательстве.

В качестве примера, иллюстрирующего отмеченное сход­ство, укажем на положения ст. 235 ТК РФ, по своей сути, анало­гичные конструкциям ст. 15, 1064 ГК РФ. Различия, имеющи­еся между указанными конструкциями, касаются лишь того порядка, в котором подлежит возмещению причиненный ущерб. Вместе с тем, практическое значение отмеченного раз­личия не является значительным, поскольку в большинстве случаев такой ущерб возмещается в судебном порядке. Ана­логичным образом, норма ст. 236 ТК РФ, по своей сути, ана­логична норме ст. 395 ГК РФ. При этом аналогия конструкций прослеживается и в механизме исчисления процентов за на­рушение сроков выплат, и в основании возникновения обяза­тельств по уплате процентов, и в ряде иных обстоятельств.

Говоря о таком виде материальной ответственности ра­ботодателя перед работником, как возмещение работнику морального вреда, укажем, что несмотря на то, что обязан­ность такого возмещения прямо предусмотрена трудовым за­конодательством, само возмещение подлежит осуществлению в порядке, установленном гражданским законодательством. При этом трудовое законодательство в принципе не содер­жит (и, по нашему мнению, не должно содержать) положе­ний о возмещении морального вреда, в связи с чем обраще­ние в данном случае к инструментарию гражданского права носит объективно обусловленный характер и имеет под собой потребность общественного развития, в связи с чем является оправданным.

Говоря о таком подвиде материальной ответственности работодателя перед работником, как возмещение работнику не полученного им заработка вследствие незаконного лише­ния его возможности трудиться, предусмотренное нормой ст. 234 ТК РФ, укажем, что, несмотря на то, что в данном случае в наибольшей степени проявляются трудоправовые черты, дан­ная норма, при определенном подходе законодателя, могла бы быть весьма органически вписана в массив гражданского законодательства. Вместе с тем, регулирование данных отно­шений силами гражданского права, теоретически, как было отмечено, вполне возможное, было бы крайне нежелательно и негативно бы сказалось на эффективности их правового ре­гулирования, поскольку если трудовое право исходит из не­обходимости защиты работника как более слабой стороны трудового отношения, то гражданское право основано на при­знании равенства субъектов регулируемых им отношений. Из сказанного следует, что развитие правового регулирования материальной ответственности работодателя перед работни­ком должно проводиться в рамках именно трудового права, поскольку оно способно предоставить больше гарантий ра­ботнику и, следовательно, гармонизировать данные обще­ственные отношения.

Однако, как показывают и содержание, и практика при­менения данных норм, потенциал метода трудового права в них раскрыт недостаточно и, может быть как раз в силу это­го обстоятельства, они имеют действительно высокую степень сходства с гражданско-правовыми конструкциями, в связи с чем в настоящее время отнесение их к трудовому законода­тельству носит в определенной степени условный, субъектив­ный характер.

Представляется, что из изложенного следует необходи­мость глубокого и эффективного реформирования гл. 38 ТК РФ в направлении расширения правовой защищенности ра­ботника в вопросах отношений по материальной ответствен­ности работодателя перед ним, что позволило бы в полной мере реализовать трудоправовой метод регулирования обще­ственных отношений.

ЩЕННИКОВ Вадим Андреевич
соискатель кафедры трудового права Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!