Материальная ответственность работодателя за незаконное лишение работника возможности трудиться

 Вопрос о материальной ответственности сторон трудо­вого договора обладает крайне высокой социальной значи­мостью и является одним из наиболее актуальных в развитии отечественного трудового законодательства.

Один из аспектов сложности как для теоретического исследования, так и для практической законодательной и правоприменительной де­ятельности, является проблема экономического и социаль­ного неравенства сторон трудового правоотношения. Являясь экономически слабой стороной трудового правоотношения, работник обеспечивается повышенной правовой защитой. В свою очередь, работодатель, обладая в рамках трудового пра­воотношения властью над работником, обязан реализовывать свои полномочия лишь в тех рамках и в той степени, в которой это допускается действующим трудовым законодательством. Выход работодателя в процессе использования наемного тру­да за пределы, предоставленные ему законом, в большинстве случаев является основанием для привлечения его к установ­ленной законом ответственности, одним из видов которой яв­ляется его материальная ответственность перед работником.

Некоторые проблемы материальной ответственности работодателя за незаконное лишение работника возможности трудиться

Одним из наиболее распространенных на практике ос­нований материальной ответственности работодателя перед работником является совершение работодателем действий, влекущих незаконное лишение работника возможности тру­диться. Основание такой ответственности предусмотрено нор­мой ст. 234 ТК РФ.

При этом, как установлено положением ст. 232 ТК РФ, сущность материальной ответственности состоит в возло­жении на сторону, причинившую другой стороне трудового договора ущерб, обязанности компенсации причиненного ущерба. В этой связи, для выявления особенностей конкрет­ного случая материальной ответственности стороны трудово­го договора необходимо установить, что именно законодатель понимает в данном конкретном случае под ущербом. Несмо­тря на то, что понятие ущерба в трудовом законодательстве отсутствует, его определение можно вывести из анализа кон­кретной нормы закона.

Так, из формулировки нормы ст. 234 ТК РФ следует, что под ущербом, который причиняется работнику в случае неза­конного лишения его работодателем возможности трудиться, законодатель понимает не полученный им заработок. По­скольку заработная плата, согласно положению ст. 129 ТК РФ, складывается из вознаграждения за труд, компенсационных и стимулирующих выплат, из анализа нормы ст. 234 ТК РФ мож­но сделать вывод о том, что материальная ответственность ра­ботодателя в данном случае носит компенсационный характер и призвана поставить работника в такое положение, которое существовало бы в том случае, если бы его право на труд не было бы нарушено. Вместе с тем, мы полагаем, что подобный вывод не находит подтверждения на практике, поскольку он вступил бы в противоречие с разъяснениями, данными в п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», согласно которым при опре­делении размера материальной ответственности работодате­ля в данном случае не следует принимать в зачет суммы за­работной платы, полученной у другого работодателя, а также пособия по безработице, которые он получал в период вынуж­денного прогула. Представляется, что при таких обстоятель­ствах можно говорить о наличии у материальной ответствен­ности работодателя перед работником за незаконное лишение его возможности трудиться не только компенсационной, но и штрафной функции, поскольку денежные средства, полу­ченные работником за период, в который он был незаконно лишен возможности трудиться, будут превышать ту сумму, которую он получил бы в случае, если бы его право нарушено не было. При этом мы полагаем, что штрафной характер ма­териальной ответственности работодателя перед работником в данном случае является оправданным и соответствует целям правового регулирования.

Таким образом, при привлечении к работодателя к ма­териальной ответственности перед работником за незаконное лишение его возможности трудиться возмещению подлежат, по сути, подлежат не потери работника, вызванные незакон­ными действиями работодателя, а та сумма заработка, кото­рая не была получена работником по причине лишения его возможности исполнять обязанности по трудовому договору вследствие виновного деяния работодателя вне зависимости от величины тех реальных потерь, которые он вследствие этого понес.

Обратим внимание на то обстоятельство, что из форму­лировки ст. 234 ТК РФ следует наличие открытого перечня неправомерных деяний, которые могут явиться основанием привлечения работодателя к материальной ответственности. Другими словами, основанием материальной ответственно­сти работодателя перед работником может являться любое деяние работодателя, как предусмотренное, так и не предус­мотренное законом, которое повлекло для работника послед­ствия в виде незаконного лишения возможности трудиться.

В качестве примера такого прямо не предусмотренного законом, однако, влекущего правовые последствия в виде при­влечения работодателя к материальной ответственности перед работником, укажем на правовую конструкцию, выработанную судебной практикой, однако, прямо не закрепленную в трудовом законодательстве. Так, в случае, когда работодатель допустил задержку заработной платы на срок более 15 дней и работник реализовал предоставленное ему законом право на приостановление на этом основании работы, работодатель обязан возместить ему неполученный за это время заработок. Данная обязанность указана, в частности, в разъяснениях, дан­ных в Обзоре законодательства и судебной практики Верховно­го Суда Российской Федерации за 4 квартал 2009 г., «поскольку Трудовым кодексом РФ специально не предусмотрено иное, работник имеет право на сохранение среднего заработка за все время задержки выплаты заработной платы, включая период приостановления работы». Данная норма относится нами к ма­териальной ответственности работодателя, основание которой предусмотрено ст. 234 ТК РФ, поскольку на работодателя возла­гается обязанность возместить работнику не полученный им за­работок вследствие неправомерного бездействия работодателя, выразившегося в невыплате заработной платы и вынудившего работника прибегнуть к самозащите своих трудовых прав».

Таким образом, наступление материальной ответственно­сти работодателя за незаконное лишение работника возмож­ности трудиться по ст. 234 ТК РФ наступает вне зависимости от того, предусмотрено ли совершенное им деяние непосред­ственно законом или оно законом не предусмотрено, но влечет установленные им последствия.

Из изложенного следует, что является обоснованным ис­ключение законодателем из текста Трудового кодекса РФ нор­мы абзаца пятого ст. 234 ТК РФ1, согласно которому в перечень оснований возмещения ущерба в данном случае были включе­ны случаи, предусмотренные федеральными законами и кол­лективными договорами.

Представляется, что вследствие открытости перечня осно­ваний привлечения работодателя к материальной ответствен­ности перед работником за незаконное лишение возможности трудиться, приводимые в ст. 234 ТК РФ случаи являются лишь примерами, служащими для ориентирования правопримени­теля, но ни в коем случае не исчерпывающими основаниями случаев материальной ответственности работодателя перед работником, отдельное указание на установленные законом или коллективным договором основания само по себе являет­ся излишним и лишь вносит разлад и в и без того далеко не стройную логическую систему трудового законодательства.

Обратим внимание на то, что вышеобозначенный подход законодателя, согласно которому перечень оснований матери­альной ответственности работодателя за ущерб, причиненный работнику незаконным лишением его возможности трудить­ся, получил высокую оценку в литературе и рассматривается в ней в качестве прогрессивной тенденции развития трудового законодательства. Так, Н. И. Дейч указывает, что «Трудовой кодекс РФ существенно расширил пределы материальной ответственности работодателя. В соответствии с ... КЗоТ РФ материальная ответственность наступала лишь на основании нарушения работодателем конкретной нормы. В Трудовом ко­дексе РФ устанавливается обязанность возместить неполучен­ный заработок во всех случаях незаконного лишения работни­ка возможности трудиться».

Вместе с тем, отметим, что не любое незаконное лишение работника возможности трудиться имеет своим следствием привлечение работодателя к материальной ответственности. Представляется, что ключевым вопросом в данном случае будет являться наличие или отсутствие вины работодателя в деянии, повлекшем такие последствия. В случае, если причины, повлек­шие незаконное лишение возможности трудиться, объективно не зависели от работодателя и его вина в таком лишении от­сутствует, привлечение его к материальной ответственности перед работником исключается, а вред, причиненный наруше­нием прав работника, будет возмещаться виновными лицами по основаниям отраслевого (не трудового) законодательства. В данном случае мы не можем не согласиться с Н. В. Бедняковой, которая указывает на то, что «в частности, незаконное привле­чение к уголовной, административной ответственности, в ре­зультате чего работник может быть лишен определенное время возможности трудиться» не может являться основанием при­влечения работодателя за это к материальной ответственности.

Иллюстрируя сказанное примером, обратим внимание на то, что в соответствии с прямым указанием ст. 234 ТК РФ од­ним из оснований материальной ответственности работодателя перед работником за незаконное лишение возможности тру­диться выступает незаконное отстранение работника от работы. При этом отношения по отстранению от работы регулируются нормой ст. 76 ТК РФ, согласно которой такое отстранение яв­ляется обязанностью работодателя и в различных случаях либо по его инициативе как стороны трудового договора, так и по инициативе органов государственной власти, указания которых обязательны для работодателя. При этом в случае, если отстра­нение от работы происходит по инициативе работодателя, его порядок регулируется трудовым законодательством. В случае отстранения от работы по инициативе органов государствен­ной власти, оно осуществляется в порядке, предусмотренном административным или уголовным законодательством.

В этой связи, мы не можем не согласиться с позицией С. В. Савина, который рассматривает отстранение от работы как «сложную правовую категорию, объективно характери­зующуюся двойственной природой»: с одной стороны, она может регулироваться нормами трудового права, а, с другой стороны, отстранение от работы может происходить исходя из положений иных отраслей законодательства на основании предписаний государственных органов, обязательных для ра­ботодателя.

С учетом изложенного, работодатель может нести мате­риальную ответственность исключительно в том случае, если незаконное отстранение от работы осуществлялось согласно норм трудового законодательства и если его инициатором вы­ступал сам работодатель. В тех же случаях, когда отстранение от работы, впоследствии признанное незаконным, имело ме­сто по инициативе органов государственной власти, выдавших работодателю соответствующее предписание, не оспоренное им в установленном порядке, привлечение работодателя к ма­териальной ответственности недопустимо, а ответственность за ущерб, причиненный работнику незаконным отстранением от работы, должны нести соответствующие органы государ­ственной власти.

Мы полагаем, что, поскольку в настоящее время данная правовая позиция, являясь логичной и вытекая из содержания закона, прямо из ст. 234 ТК РФ не следует, необходимо внести в законодательство соответствующие изменения, указав в абз. 1 ст. 234 ТК РФ на то, что возмещение работодателем ущерба в случае незаконного отстранения работника от работы долж­но осуществляться лишь в том случае, когда такое отстранение произошло по инициативе работодателя.

ЩЕННИКОВ Вадим Андреевич
соискатель кафедры трудового права юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!