Юристы и адвокаты по судопроизводству

Юридическая онлайн консультация по судопроизводству

Участие адвоката в уголовном судопроизводстве России

17 апреля 2017 года был принят Федеральный закон № 73-ФЗ, который внес в Уголовно-процессуальный кодекс Рос­сийской Федерации (УПК РФ) комплекс дополнений, суще­ственно изменивших статус адвоката, участвующего в уголов­ном судопроизводстве.

Корректировка касается различных его прав и обязанностей и в целом направлена на повыше­ние эффективности правозащитной деятельности, оказание квалифицированной правовой помощи подозреваемым и обвиняемым. Названный закон действует более года, что по­зволило целенаправленно осмыслить практику применения отдельных законодательных установлений, высказать соб­ственные отношения, субъективные оценки.

Сразу скажем, что отметить теоретическую и практическую значимость всех внесенных изменений и дополнений в рамках од­ной статьи, в связи с ее ограниченным объемом, не представляется возможным. К тому же российским научным сообществом уже были сделаны комментарии, в том числе и в электронном виде.

Корретировка отдельных процедур участия адвоката в уголовном судопроизводстве России

Первое, на чем заострим внимание, хотя замена одного слова на другое может показаться не существенной. Но это не так, в данном случае уточнение законодателя меняет целое направление деятельности.

Речь идет о замене в ч. 2 ст. 49 УПК РФ слова «допуска­ются» на слово «участвуют» адвокаты. Этим законодатель подчеркнул важность деятельности адвоката в защите прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых. Ведь, по определению, допустить значит разрешить участие в чем- нибудь, а участие предполагает совместную деятельность,

правомочного допустить к этому. Законодатель изъ­ял такую дополнительную Шурухнов Н. Г. инстанцию и тем самым сократил время на вступле­ние адвоката в уголовное дело.

Важность уточнения ч. 2 ст. 49 УПК РФ связана и с тем, что защитник участвует в уголовном деле «с момента нача­ла осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления» (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ). Адвокат осуществляет защиту прав и законных интересов лиц, которые совершили противоправ­ное деяние в состоянии невменяемости. Лиц, в отношении которых вынесено постановление о назначении судебно-пси­хиатрической экспертизы (ст. 438 УПК РФ) и собраны до­казательства, которые в обычном порядке (если бы не было сомнения в их вменяемости) позволили бы вынести поста­новление о привлечении их в качестве обвиняемых.

Когда проводят сравнение между органами и лица­ми, могущими быть допущенными в уголовный процесс, и участниками, то имеют в виду, что первые наделяются уго­ловно-процессуальными правами и обязанностями, которые реализуются ими при стечении определенных обстоятельств. Если же речь идет об участниках уголовно-процессуальных отношений, ориентируются на то, что они, безусловно, наде­лены законодателем правами и обязанностями, применяют нормы права, участвуют в уголовно-процессуальной деятельности. Статус участника (лица или органа) уголовного судо­производства предполагает обладание совокупностью при­знаков. К таковым следует отнести:

  • представление нормой УПК РФ конкретного органа или лица как участника уголовного процесса;
  • обладание соответствующими правами и обязанно­стями, установленными законом;
  • наличие возможности осуществлять уголовно-про­цессуальную деятельность;
  • вступление в ходе осуществления уголовно-процессу­альной деятельности в конкретные уголовно-процессуальные отношения с иными (определенными законом) участниками уголовного судопроизводства, в целях разрешения опреде­ленных задач.

Закон № 73-ФЗ изменил и дополнил ч. 4 ст. 49 УПК РФ. В ней также исключено слово «допускается», вместо которо­го введено словосочетание «вступает в уголовное дело в каче­стве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». И далее сделанное дополнение говори, о том, что «с этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодек­са». Данное дополнение является существенным, так как кон­кретизирует временные границы правового статуса адвоката, определяет его объем, соответствие конституционным поло­жениям и международно-правовым актам.

Следует подчеркнуть, что приведенные уточнения и до­полнения базируются на положениях ст. 48 Конституции Российской Федерации, установившей гарантии права на получение квалифицированной юридической помощи. А также на позиции Конституционного Суда Российской Фе­дерации, сформированной до принятия УПК РФ, в которой отмечено, что обеспечение права на защиту предполагает право пользоваться услугами не любого защитника, а лишь квалифицированного.

Таковым является адвокат как лицо, сдавшее квалифи­кационный экзамен, отвечающее комплексу требований, предъявляемым к кандидатам на приобретение статуса адво­ката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», являю­щееся членом адвокатской палаты.

Следует сказать, что приведенные положения согласу­ются с нормами международно-правовых актов. В частно­сти, со ст. 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод». В ней сказано, что «каждый обвиняемый в совер­шении уголовного преступления имеет как минимум следу­ющие права:

...с) защищать себя лично или через посредство вы­бранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.» (ст.3).

Аналогичные положения имеются в Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом ре­золюцией 2200 А (ХХ1) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года. В статье 14 этого документа говорится о том, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляе­мого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства:

«b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником;

  1. d) быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитни­ка; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом таком случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмезд­но для него в любом таком случае, когда у него нет достаточ­но средств для оплаты этого защитника».

Как видно, в приведенных текстах международно-право­вых актов речь идет о защитнике. По законодательству Рос­сийской Федерации адвокат является независимым консуль­тантом по правовым вопросам и в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, может выступать в каче­стве защитника. Законодательство Российской Федерации не предоставляет адвокату право отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ).

По смыслу, заложенному в ч. 2 ст. 49 УПК РФ, на стадии предварительного расследования защитником может быть только лицо, которое в установленном порядке получило статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятель­ность. Таким образом, обеспечивается одно из условий по­лучения обвиняемыми и подозреваемыми высококвалифи­цированной правовой помощи.

Анализируемая статья дополнена ч. 4.1 следующего со­держания: «В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уго­ловном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера».

Процессуальное положение защитника подозреваемого или обвиняемого, который был допущен в качестве такового, сохраняется на всем протяжении уголовного судопроизвод­ства, на всех стадиях. Дополнительного представления новых документов, подтверждающих статус защитника в уголов­ном процессе, не требуется. Данное положение соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Фе­дерации. Ее смысл сводится к следующему. Лицо, допущен­ное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохра­няет свои уголовно-процессуальные права и обязанности в последующих стадиях производства по делу до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защит­ника или суд не примет решение о его отводе.

Защитник подозреваемого или обвиняемого при реали­зации своей уголовно-процессуальной деятельности должен осуществлять эту деятельность таким образом, чтобы она не противоречила правам и интересам подозреваемого или

  • Об этом же см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодатель­ства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроиз­водстве».
  • Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. № 118-О-О «Об отказе в удовлетворении ходатайства гражданки Муртазиной Лилии Дмитриевны об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2007 года № 257-О-П».

обвиняемого. В тех случаях, когда уголовно-процессуальная деятельность защитника противоречит правам и интересам подозреваемого или обвиняемого, она будет считаться неза­конной, противоречащей правам и интересам подозревае­мого или обвиняемого в уголовном процессе, нарушающей право на защиту подозреваемого или обвиняемого (ст. 16 УПК РФ).

Таким путем идет и судебная практика. Так, адвокат Н., выступая в судебном заседании в защиту осужденной Т., вопреки ее позиции, изложенной в телеграмме, доводы кассационной жалобы адвоката К. об отмене приговора не поддержал и высказал просьбу об оставлении приговора без изменения, а кассационной жалобы адвоката и кассационно­го представления - без удовлетворения. По причине несовпа­дения позиции адвоката и подзащитной (нарушение прав на защиту) кассационное определение было отменено.

Закон № 73-ФЗ скорректировал права и обязанности адвоката при участии в уголовном судопроизводстве, в том числе и установленные ч. 3 ст. 53 УПК РФ. В ней на него воз­ложены обязанности по неразглашению данных предвари­тельного расследования, ставших ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее пред­упрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Статья 161 УПК РФ изложена Законом № 73-ФЗ в новой редакции. Теперь она состоит из 6 частей вместо 3в предыду­щей редакции (отдельные их положения стали самостоятель­ными частями). Совершенно новые положения закреплены в ч.  4 и 6. Редакционно они звучат следующим образом:

«Запрет на предание гласности данных предварительно­го расследования не распространяется на сведения:

  • о нарушении закона органами государственной вла­сти и их должностными лицами;
  • распространенные следователем, дознавателем или прокурором в средствах массовой информации, информа­ционно-телекоммуникационной сети «Интернет» или иным публичным способом;
  • оглашенные в открытом судебном заседании» (ч. 4 ст. 161 УПК РФ).

«Не является разглашением данных предварительного расследования:

  • изложение сведений по уголовному делу в ходатай­ствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных докумен­тах по этому делу, а также в заявлениях и иных документах, подаваемых в государственные и межгосударственные орга­ны по защите прав и свобод человека;
  • предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специали­ста, при условии дачи им письменного обязательства о не­разглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя» (ч. 6 ст. 161 УПК РФ).

Как представляется, в данном случае законодатель отдал предпочтение гласности, сформулировал свою позицию, ко­торая является принципиальной для деятельности не только субъектов уголовного судопроизводства, но и его участников.

Подводя краткий итог, следует сказать о том, что объ­емные дополнения и отдельные изменения, сделанные Феде­ральным законом Российской Федерации от 17 апреля 2017 года № 73-ФЗ, не везде являются конкретными с определени­ем процессуальной формы. К примеру, в законе (ч. 3 ст. 161 УПК РФ) говорится о письменной форме недопустимости разглашения данных предварительного расследования. Но при этом отсутствует указание на форму разрешения пре­дания гласности определенного объема данных предвари­тельно расследования (ч. 2 ст. 161 УПК РФ), о месте хранения таких документов.

Регламентация процессуальной формы деятельности субъектов уголовного судопроизводства всякий раз позво­ляет исключать недостатки правозащитной деятельности адвокатов, конкретизировать работу правоприменителей, исключать трату времени на устранение допущенных оши­бок и, самое главное, обеспечивать соблюдение конституци­онных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

САВЧЕНКО Нина Игоревна
командир взвода юридического факультета Академия ФСИН, капитан внутренней службы

ШУРУХНОВ Николай Григорьевич
доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник НИЦ-3 ФКУ НИИ ФСИНРоссии

  • All
  • Европейский суд по правам человека
  • Кодекс административного судопроизводства Украины
  • Неустойка
  • административное судопроизводство
  • имущественные и личные неимущественные права\
  • судопроизводство
  • уголовное судопроизводство
  • уголовно процессуальное законодательство
  • условно досрочное освобождение
Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).