Брак родителей которых был признан недействительным

Семейно-правовые отношения являются достаточно сложными по своему содержанию, что обуславливается осо­бенностью семейных связей, так как их основу составляют не сухие юридические нормы, а в большей степени эмоци­ональный компонент.

Всем известно, что самые «горячие» споры в судах - это именно споры на почве семейно-бытовых конфликтов, где граждане зачастую не стесняются обнаро­довать сугубо интимные аспекты своей и не только личной жизни.

Правоотношения родителей взаимосвязаны с супруже­скими, с отношениями свойства, а также с теми отношения­ми, субъектами которых могут быть близкие родственники и иные физические лица. Таким образом, возникновение, из­менение и прекращение различных правоотношений в сфе­ре семейно-правового регулирования, однозначно оказыва­ют влияние на структурные и содержательные аспекты иных семейных правоотношений.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 Семейного кодекса Россий­ской Федерации (далее - СК РФ) признание брака недей­ствительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение трехсот дней со дня признания брака недействительным. Соответственно, при возникновении не­обходимости урегулировать отношения между детьми и ро­дителями, если брак последних был признан недействитель­ным, будет применяться общий режим. Однако в результате признания брака недействительным один из супругов имеет право приобрести статус добросовестного. Данный статус будет выступать основанием для применения специальных правовых последствий. В связи со сказанным выше возникает закономерный вопрос: означает ли это, что при реализации родительских прав супруг, получивший статус добросовест­ного, будет иметь приоритетное право на их осуществление?

Если говорить о логичном понимании указанного во­проса, то дети, которые были рождены в недействительном браке, должны иметь те же самые права, которые имеют дети, рожденные в действительном браке. Следовательно, можно говорить о том, что и родители по отношению к де­тям, рожденным в недействительном браке или в течение трехсот дней со дня признания брака таковым, имеют те же права и обязаны нести такие же по объему и содержанию обязанности, что и родители по отношению к детям, кото­рые были рождены в законном браке.

По мнению А. Ю. Беспалова: «Недействительность бра­ка существенно ограничивает права детей и родителей». Ав­тор говорит о том, что фактически после признания брака недействительным дети уже не могут в полной мере восполь­зоваться правами, вытекающими из положений ст.ст. 54, 55 СК РФ, а именно жить в полной семье, воспитываться обо­ими родителями, общаться с обоими родителями и другими родственниками по материнской и отцовской линии.

Позволим себе не согласиться с заявлением А. Ю. Беспа­лова об ограничении прав родителей и детей при признании брака недействительным, так как это будет противоречить положению п. 4 ст. 1 СК РФ, что права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов дру­гих членов семьи и иных граждан. Таким образом, можно говорить о возникновении некоторых особых условий реали­зации родителями и их детьми своих прав и обязанностей, однако не об ограничении их субъективных прав.

Так же следует отметить, что на практике зачастую не вследствие применения закона подлежат ограничению пра­ва ребенка (детей) или одного из родителей и других членов семьи, а вследствие осознанного их желания. Имеется в виду, что близкие, с точки зрения семейных отношений, люди, ис­ходя из низкой социальной ответственности и нравственной деградации, абсолютно добровольно ограничивают себя и в правах и в обязанностях, касающихся собственных детей, вну­ков, племянников и т.д. Существуют элементарные примеры безграничного равнодушия, когда биологический отец, зная, что на свет появится его ребенок, ни разу в жизни не видит его по своей воле; когда биологическая мать оставляет соб­ственное дитя на попечение кого угодно на свете, устраивая свою личную жизнь. И таких примеров, к сожалению, можно привести сотни и тысячи.

Как полагает А. Ю. Беспалов, что свою специфику в данном случае приобретают такие права, как осуществление права родителя проживающего отдельно от ребенка, а также право ребенка на его содержание (ст.ст. 66, 80 СК РФ). С этой позицией автора однозначно можно согласиться. Ограниче­ния прав нет, однако, признание брака родителей недействи­тельным создает для ребенка правовые последствия, анало­гичные правоотношениям, возникающим при раздельном проживании ребенка и одного из родителей.

Исходя из сказанного выше, невозможно быть солидар­ным с мнением А. Ю. Беспалова о том, что «недействитель­ность брака влечет нарушение родительских прав, создает препятствия для исполнения родительских обязанностей». В последующих суждениях автор исходит из равенства стату­сов добросовестного супруга и «добросовестного» родителя, признавая за последним такие приоритетные права в отно­шении ребенка, как определение места жительства послед­него с ним, представительство и защита прав и интересов ребенка. Однако следует учитывать тот факт, что добросо­вестный супруг не всегда будет являться лучшим родителем для ребенка, так как в некоторых случаях нравственные, ин­теллектуальные, финансовые и иные характеристики послед­него могут в значительной степени уступать аналогичным характеристикам недобросовестного супруга. Именно поэто­му при определении спорных вопросов исходить в первую очередь следует из интересов ребенка, как этого собственно и требует современное российское законодательство.

Несмотря на дискуссионность некоторых аспектов, су­ществующих в науке семейного права при осуществлении родительских прав лицами, брак между которыми был при­знан недействительным, следует однозначно признать акту­альность данной темы.

Одним из острых вопросов после признания брака не­действительным остается признание преимущественного права за одним из родителей на определение места житель­ства ребенка с ним. Решение данного вопроса однозначно бу­дет оказывать значительное влияние на воспитание, финан­совое обеспечение, развитие и образование детей в будущем.

Предполагается, что родительские права добросовест­ного супруга в большинстве случаев будут являться пре­имущественными перед аналогичными правами недобросо­вестного, но в то же время не стоит обличать их в легальную форму. Баланс интересов супругов в сфере осуществления родительских прав обязан исходить исключительно из инте­ресов несовершеннолетних. Нельзя допустить манипуляций правами и интересами ребенка со стороны хотя бы одного из родителей для реализации собственных амбиций и улуч­шения собственного положения. Говорить об этом стоит, так как в стремлении «насолить» еще недавно законному супру­гу бывшие муж и жена теряют контроль над собственными эмоциями. Их перестает волновать благополучие собствен­ного ребенка (детей), их интересует только вопрос самоут­верждения за счет умаления прав другого супруга, в том чис­ле и в отношении их общего ребенка (детей). Действующий закон в области семейный правоотношений должен свести к нулю возможность бывших супругов лоббировать интересы, противоречащие интересам несовершеннолетних.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод о том, что статус добросовестного супруга не тождественно равен понятию добросовестного родителя, а тем более не поглощает его. С этой точки зрения целесообразно законо­дательно оформить понятие добросовестного родителя в ка­честве правого статуса и соответственно наделить такого ро­дителя всеми преимущественными правами на определение дальнейшей судьбы несовершеннолетних детей, брак роди­телей которых был признан недействительным. Также зако­нодательно следует закрепить перечень определенных кри­териев (здоровье, финансовый достаток, род деятельности, нравственно-этический облик, занятость, сфера интересов, образованность и т.д.), предъявляемых к добросовестному родителю, совокупность которых позволит суду определить возможность закрепления за одним из родителей оговорен­ный выше статус.

Предлагается следующее определение: добросовестный родитель - это правовой статус родителя, брак которого был признан недействительным, закрепляющий преимуществен­ное право данного родителя на определение места житель­ства ребенка (детей), рожденного (рожденных) в таком браке либо в течение трехсот дней со дня признания его таковым, а также иных значимых вопросов будущего такого ребенка (детей).

Наделение одного из родителей статусом добросовест­ного не означает умаления прав другого родителя по отноше­нию к ребенку (детям), закрепленных за ним в соответствии с действующим законодательством РФ в области семейного права.

ЯЩЕНКО Инна Ивановна
преподаватель кафедры административной деятельности и охраны общественного порядка Волгоградской академии МВД России

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!