Защита добросовестных вкладчиков

В последнее время отзыв лицензий у банков становить­ся обычным явлением, которое, в свою очередь, становится огромным потрясением для вкладчиков банков, являющихся в большинстве своем добросовестными.

Агентство по страхованию вкладов (далее АСВ), которое в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 189.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ является Конкурсным управляющим кредитных организа­ций, массово подает иски к вкладчикам банков, которые сня­ли свои деньги незадолго до того, как у банка была отозвана лицензия, ссылаясь при этом на то, что на момент снятия вкладчиком средств банк якобы уже был неплатежеспособ­ным, поскольку у него уже имелась картотека неисполнен­ных платежей. В рискованном положении оказываются те, кто хранил на счету более 1,4 млн рублей. И среди них не только юридические лица, которые хранят на счетах обо­ротные средства предприятия, но и физические лица, цель которых - подкопить деньги на будущее, будь-то покупка или строительство жилья, машины, оплаты дорогостоящего лечения, отдыха.

Необходимо отметить, что возможность получения вклада досрочно, предусмотрено пунктом 1 статьи 859 и пунктом 2 статьи 837 ГК РФ, в силу которых клиент может расторгнуть договор банковского счета в любое время, и по договору вклада любого вида, заключенному с гражданином, банк в любом случае обязан выдать по первому требованию вкладчика сумму вклада или ее часть и соответствующие проценты.

При осуществлении полномочий конкурсного управ­ляющего кредитной организацией АСВ осуществляет, в том числе, публичные функции, для которых характерно соблюдение принципа формального равенства. Задача кон­курсного управляющего определить недобросовестных лиц и именно к ним применить меры, предусмотренные законо­дательством. Но, как правило, данная госкорпорация не раз­бирается в причинах снятия денег, нарушая право вкладчика распоряжаться собственными денежными средствами, и об­ращается с многочисленными исками, которые штампуют многочисленный штат юристов. Не лишне будет отметить, что работа этих юристов - в основном москвичей, и их содер­жание при выезде на судебные заседания в другие города, где они в это время и вынуждены проживать, оплачивается де­нежными средствами тех же вкладчиков.

Несмотря на то, что споры в рамках дел о банкротстве разнятся в зависимости от ситуации, до недавнего времени была сформирована судебная практика, на основании кото­рой суды выносили решения не в пользу вкладчиков, считая, что, поскольку спорные сделки совершались в течение одно­го месяца до даты отзыва лицензии у банков и назначения временной администрации, и при этом на момент снятия спорных денежных средств в банке существовала скрытая картотека неоплаченных платежных поручений клиентов, то это уже свидетельствует о предпочтительном удовлетво­рении требований данного вкладчика перед другими креди­торами.

Хотя уже в это время имелись разъяснения Кон­ституционного суда РФ, который в своем Определении от 2 июля 2013 г. № 1047-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной от­ветственностью «Сибирский гранитный карьер» на на­рушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» указал, что законоположения, предус­матривающие возможность по заявлению конкурсного управляющего при установлении обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 статьи 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», признать в судебном порядке недействительной сделку, совершенную кредит­ной организацией в течение одного месяца до даты на­значения Центральным банком Российской Федерации временной администрации, не предполагают вынесение судом решения о признании сделки недействительной по одному лишь указанному формальному основанию и не препятствуют суду при рассмотрении соответствую­щего дела исследовать по существу и принять во внима­ние все фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, оценивая имеющие­ся в деле доказательства на предмет относимости, допу­стимости и достоверности, а также достаточности и вза­имной связи доказательств в их совокупности по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном их исследова­нии.

Кроме того, имелась и правовая позиция Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенная в пункте 19 Постановления от 30.04.2009 № 32 «О некоторых во­просах, связанных с оспариванием сделок по основани­ям, предусмотренным Федеральным законом «О несо­стоятельности (банкротстве)», согласно которой, если сторона сделки, повлекшей за собой предпочтительное удовлетворение требования одного из кредиторов перед другими кредиторами, докажет, что на момент ее совер­шения она не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре ста­нет таковым, то сделка не может быть признана судом недействительной.

2 апреля 2018 года Верховный Суд РФ вынес Опре­деление № 305-ЭС17-22716, которым внес изменения в практику разрешения споров АСВ с вкладчиками несо­стоятельных банков, указав, что снятие вкладчиком денег со счета в банке в преддверии его банкротства не говорит о получении приоритета перед другими кредиторами должника. В данном Определении указано, что наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам (клиентам) банка. Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации. Иное оз­начало бы применение по подобного рода обособленным спорам пониженного стандарта доказывания к конкурс­ному управляющему, что не соответствует статусу обыч­ных граждан-вкладчиков, являющихся, как правило, сла­бой стороной правоотношений. Верховный суд обратил внимание, что появление у банка в предбанкротный пе­риод финансовых затруднений не исключает возможно­сти осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности.

В пункте 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве приведен перечень случаев выхода сделки за пределы обычной хозяй­ственной деятельности.

Так, предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности при наличии хотя бы одного из следующих условий:

  • оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с на­рушением очередности, установленной Гражданским ко­дексом Российской Федерации, при наличии других распо­ряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кре­дитной организации, либо если доказано, что клиент, осуще­ствивший оспариваемый платеж, или получатель платежа знал о наличии других таких неисполненных распоряжений по иному корреспондентскому счету (субсчету) этой кредит­ной организации;
  • клиент или получатель платежа является заинтересо­ванным либо контролирующим лицом по отношению к кре­дитной организации;
  • назначение либо размер оспариваемого плате­жа существенно отличается от ранее осуществленных клиентом платежей с учетом его предшествующих от­ношений с кредитной организацией, и клиент не может представить разумные убедительные обоснования этого платежа, и размер платежа или совокупность платежей клиента, совершенных в течение одного операционного дня, превысили один миллион рублей, а для платежей, совершенных в иностранной валюте, превысили сумму, эквивалентную одному миллиону рублей по курсу Цен­трального банка Российской Федерации, установленному на дату платежа. Настоящий подпункт не применяется к оспариванию платежей, направленных на исполнение денежных обязательств кредитной организации по за­ключенным с другими кредитными организациями кре­дитным договорам, договорам банковского счета либо до­говорам вклада (депозита).

Но поскольку данный перечень не является исчерпыва­ющим, относительно доказательств выхода сделки за преде­лы обычной хозяйственной деятельности имеются разъясне­ния Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 «О некоторых вопросах, связан­ных с применением главы III Федерального закона «О несо­стоятельности банкротстве».

Применительно данным разъяснениям, конкурсный управляющий должен доказать, что:

а)    на момент совершения оспариваемой сделки в от­ношении кредитной организации регулятором был введен запрет на осуществление соответствующих банковский опе­рация;

б)   или на момент совершения оспариваемой сделки у кредитной организации имелась картотека неоплаченных платежных документов клиентов из-за отсутствия средств на корреспондентском счете;

в)   или оспариваемый платеж был осуществлен кредит­ной организацией в обход других ожидающих исполнения распоряжений клиентов, которые в это время не могли по­лучить доступ к своим средствам, в том числе перевести их в другие кредитные организации;

г)    или клиент ввиду аффилированности с сотрудни­ками кредитной организации располагал не доступной

другим информацией о делах кредитной организации и в момент совершения оспариваемого платежа знал о вероятном принятии в ближайшем будущем Банком России решения об отзыве (аннулировании) у кредитной организации лицензии на осуществление банковский операций;

д)   или клиент перевел средства со вклада досрочно до истечения его срока с потерей значительной суммы процен­тов при отсутствии разумных экономических причин;

е)   или оспариваемым платежом клиент исполнил до­говор поручительства, заключенный незадолго до платежа в обеспечение возникшего существенно ранее долга другого лица перед кредитной организацией.

В настоящее время, несмотря на вышеуказанные разъяс­нения вышестоящих судов, о единообразии судебной прак­тики по рассмотрению указанных споров говорить все же не приходиться.

Так, 02.09.2016 года между Х. и банком был заключен до­говор срочного банковского вклада сроком на 372 дня. В силу пункта 3.2 заключенного между сторонами договора Вклад­чик имеет право в любое время потребовать возврата суммы вклада до истечения срока вклада. В связи с необходимостью покупки материалов для строительства дома Х. 08.12.2016 года обратился в Банк за снятием денег. Заявку у него приня­ли на исполнение, но только на 12.12.2016г., поскольку такая разница по времени между заказом и получением денег об­условлена правилами банка при получении крупных сумм. В оговоренный срок 12.12.2016года договор банковского вклада был расторгнут, и в этот день сумма в размере более 1 млн. рублей была выдана Х.

Считая данную операцию неправомерной, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать недействительной банковскую операцию по выдаче Х. наличных денежных средств из кассы Банка и применить последствия недействительности сделки, ссылаясь на статью 61.3. Закона о банкротстве, предусматри­вающей оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед други­ми кредиторами.

По рассматриваемому указанному судебному спору было установлено, что картотека неоплаченных платежных документов в банке была сформирована 14.12.2016 года. Учитывая, что денежные средства Х. были зарезервированы

  • года, то со стороны последнего да и со стороны бан­ка при выдаче вклада 12.12.2016 года обхода других ожида­ющих исполнения распоряжений клиентов не может быть. Требования Х. находились на очереди с 08.12.2016 года, а на
  • года его требования были первыми в очереди на исполнение. Доказательств того, что у Банка имелись поруче­ния других клиентов, которые должны были быть исполнены ранее требований Х., Конкурсным управляющим представ­лены не были.

При рассмотрении дела также было установлено, что получение денежных средств было осуществлено клиентом - физическим лицом при отсутствии прямого запрета Цен­тральным Банком РФ на выдачу денежных средств по вкла­дам физических лиц и до отзыва лицензии у банка; в ука­занный период к Банку не применялись меры воздействия в виде ограничения по выдаче вкладов физическим лицам. Вкладчик Х. не является аффилированным или заинтересо­ванным лицом по отношению к банку.

С учетом изложенного Определением суда первой ин­станции, оставленным без изменения Постановлением арби­тражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего банком в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» было от­казано.

Однако, Постановлением Арбитражного суда, рас­смотревшим кассационную жалобу конкурсного управ­ляющего судебные акты судов первой и апелляционной инстанции были отменены и указанный обособленный спор направлен на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции с указанием, что судами не дана оценка доводам Агентства по страхованию вкладов о до­срочном расторжении Х. договора банковского вклада и снятии денежных средств, повлекших потерю ответчиком значительной суммы процентов, при отсутствии разум­ных экономических причин.

Сомнений в том, что Х. сможет представить суду обо­снованные доказательства того, что денежные средства ему были необходимым для расчета с третьими лицами при постройке дома, не имеется, поскольку расходы по постройке дома, составившие около 4 млн. рублей были приняты налоговой службой при сдаче декларации и прошли камеральную проверку. Проценты при снятии вклада он не терял, так как при заключении договора вы­брал такие условия, которые были с меньшей процентной ставкой, но позволяли бы расторгнуть договор без потери начисленных процентов.

По нашему мнению, при наличии бесспорных до­казательств, свидетельствующих, что требования Х. нахо­дились на исполнении с 08.12.2016 года и при отсутствии доказательств о наличии с этого времени ожидающих исполнения распоряжений других клиентов, оснований для отмены законных решений судебных инстанций не имелось. Однако, для вышестоящего суда имеющиеся по делу доказательства оказались недостаточными, в связи с чем тревоги и напряжения ждут вкладчика еще не менее полугода.

ХИСАМУТДИНОВА Лилия Вазагетдиновна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Казанского филиала Российского государственного университета правосудия (РПА Минюста России)

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!