Юристы и адвокаты по гражданскому праву

Юридическая онлайн консультация по гражданским делам

Проблемные вопросы обращения взыскания на имущество должников, находящееся на территории иностранных государств

Юрисдикция российских судов и российской службы су­дебных приставов распространяется только на территорию Российской Федерации и в этой связи возникают проблемы обращения взыскания на имущество должника, которое нахо­дится за пределами Российской Федерации.

В июне 2015 года был принят федеральный закон № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Россий­ской Федерации» который был направлен на легализа­цию имущества российских граждан за пределами Рос­сийской Федерации. В том случае, если лицо добровольно подавало в российский налоговый орган декларацию о свих счетах и об имуществе, которые находятся за преде­лами Российской Федерации, то это лицо освобождает­ся от уголовного и административного преследования. Однако слабо верится в результативность подобного за­кона ввиду того, что декларирование имущества и вкла­дов, находящихся за пределами Российской Федерации, является добровольным, таким образом, представляется затруднительным получить информацию об имуществе российских граждан, которое находится за пределами Российской Федерации. Однако на протяжении длитель­ного времени Российская Федерация старается заключать с другими государствами договоры о правовой помощи в данной сфере.

Следовательно, в настоящее время есть два варианта об­ращения взыскания на имущество должника, которое нахо­дится за пределами Российской Федерации:

  • обратиться с иском к должнику об обращении взыска­ния на его имущество в суд иностранного государства;
  • обратиться в суд Российской Федерации с заявлением о том, чтобы он ходатайствовал о признании в иностранном го­сударстве своего вступившего в законную силу решения и его принудительном исполнении.

Так, если имущество должника находится в ряде стран (Украина, Азербайджан, Узбекистан, Армения, Туркмения, Белоруссия, Таджикистан, Молдавия, Грузия, Киргизия и Ка­захстан), то механизм осуществления взыскания является весь­ма простым, поскольку в гражданском, а также арбитражном процессуальном законодательстве этих стран имеются нормы касательно того, что любой иностранный гражданин име­ет право обращаться в любые их суды, при этом имея такие же права и обязанности, как и граждане своей страны. Кроме того, эти страны в 1993 году подписали Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, ст. 51 которая предусматривает то, что эти страны признают и исполняют решения судов подписавших указанную Конвенцию. Следовательно, ходатайство россий­ского суда о принудительном исполнении его вступившего в законную силу решения в любой из указанных стран будет ис­полнена.

Что касается других государств, то исполнение решения российского суда на территории другого государства возмож­но только при наличии следующих условий:

  • если между Российской Федерацией и этим государ­ством есть международный договор, который предусматрива­ет возможность исполнения судебных решений судов Россий­ской Федерацией;
  • если компетентные органы другого государства согла­сятся на принудительное исполнение решения суда Россий­ской Федерацией.

В настоящее время между Российской Федерацией и ря­дом стран подписаны международные договора о правовой помощи, часть из которых были подписаны ещё в советский период, но которые действуют и для современной Российской Федерации, как правопреемницы Советского Союза.

Обращение в суд иного государства зачастую является проблематичным ввиду недостатка, а равно отсутствия на то необходимых средств, в том числе средств правовой защиты, поэтому существует иной, упрощенный способ истребования имущества, находящегося за рубежом: так, если между Рос­сийской Федерацией и другим государством, где находится имущество должника, подписан международный договор о правовой помощи, то существует возможность обращения в суд Российской Федерации, который вынес первоначальное решение о взыскании задолженности с адресованным хода­тайством в отношении суда иного государства о признании и разрешении принудительного исполнения решения суда Рос­сийской Федерации.

Например, если имущество должника находится в Кубе, то в соответствии со ст. 44 договора от 14 декабря 2000 года между Российской Федерацией и Республикой Куба, в этой стране будут исполнены решения судов Российской Федерации. Схожее правило содержит и ст. 50 договора с республикой Мали. Такие же нормы имеют и междуна­родные договора Российской Федерации с такими государ­ствами, как Албания, Алжир, Венгрия, Вьетнам, Греция, Болгария, Ирак, Иран, Кипр, Китай, Корея, Латвия, Лит­ва, Молдова, Монголия, Польша, Румыния, Сирия, Тунис, Турция, Финляндия и Эстония. Вместе с тем, несмотря на наличие договоренностей, на практике трудно по реше­нию суда Российской Федерации обратить взыскание на имущество должника, которое находится в указанных госу­дарствах. Причина - в самих международных договорах нет императивного указания на прямое исполнение судебных решений другого государства, а также не указаны ни ме­ханизм, ни порядок исполнения суда другого государства.

Что касается обращения взыскания на имущество долж­ника по решению суда Российской Федерации в ряде евро­пейских государств и в Соединенных Штатах Америки, то си­туация намного сложнее ввиду того, что у РФ и данных стран отсутствуют международные соглашения в рассматриваемой сфере, однако иные источники международного права, такие как принципы международной взаимности и вежливости, позволяют признавать решения суда другого государства и в одностороннем порядке без прямого международного согла­шения. Подтверждением тому является ситуация, при кото­рой суд другой страны выносит такое же решение, что и суд Российской Федерации по одному и тому же исковому требо­ванию, т.е. происходит дублирование. В этом случае обратить взыскание на имущество должника на территории того госу­дарства, где вынесено такое решение, не составляет труда. Ино­странные судебные решения могут признаваться либо в одно­стороннем порядке, либо на основе принципов вежливости, т. е. на основе взаимного несогласия между судами в разных странах. С другой стороны, в судах США и Великобритании основанием для исполнения иностранных судебных решений является не вежливость, а доктрина обязательства, принятого в рамках международного права

Между одним государством в Соединенных Штатах и иностранным государством, Канадой, например, преобладает концепция вежливости. Суд в Соединенных Штатах, в боль­шинстве случаев, будет в одностороннем порядке обеспечи­вать исполнение иностранного судебного решения без дока­зательств дипломатической взаимности либо в соответствии с законом, принятым судьями, либо в соответствии с конкрет­ными статутами.

Если страна, вынесшая судебное решение, и страна, в ко­торой испрашивается признание, не являются участниками Гаагской конвенции об иностранных судебных решениях по гражданским и коммерческим вопросам (в настоящее время ратифицированной только Албанией, Кипром, Кувейтом, Нидерландами и Португалией) или Брюссельского режима (он действует во всех странах Европейского союза, а также в Исландии, Норвегии и Швейцарии), то исполнению, скорей всего, будет отказано. Брюссельский режим представляет со­бой свод правил, регулирующих юрисдикцию судов в право­вых спорах гражданского или коммерческого характера меж­ду лицами, проживающими в различных государствах-членах Европейского союза (ЕС) и Европейской ассоциации свобод­ной торговли (ЕАСТ). Он содержит подробные правила, опре­деляющие юрисдикцию для рассмотрения спора и регулиру­ющие признание и приведение в исполнение иностранных судебных решений.

Российская Федерация не подписала Гаагскую конвен­цию об иностранных судебных решениях по гражданским и коммерческим вопросам и не является членом Брюссельского режима.

Несмотря на отсутствие прямого регулирования, суды некоторых стран могут признавать и исполнять решения су­дов Российской Федерации также на основе международной вежливости и взаимности, хотя не существует какой-либо чет­ко установленной доктрины. В то же время национальное за­конодательство некоторых стран не содержит прямых норм, допускающих международную общность в качестве критерия признания решения суда Российской Федерации. Этот факт порождает вопрос о соответствующей силе судебных решений судов Российской Федерации для государственных органов другого государства - судей и судебных приставов, например, в ситуации, когда Российская Федерация не заключила дого­вор с соответствующей страной.

Традиционный подход судов Российской Федерации и стран бывшего Советского Союза к исполнению решений судов другого государства основывается на нормах граждан­ского и арбитражного процессуального законодательства, где, как правило, содержится оговорка о том, что это пред­усмотрено международным договором или национальным законом. В частности, в российском арбитражном процес­суальном кодексе в статье 241 указано, что решения судов другого государства могут быть исполнены в Российской Федерации, если это предусмотрено «международным до­говором Российской Федерации и федеральным законом». При этом в ст. 409 ГПК РФ уже не упоминается федераль­ный закон, указан лишь международный договор. Были и остаются споры вокруг этой формулировки. Более того, эти споры обусловлены некоторыми противоречивыми за­явлениями Высшего Арбитражного суда Российской Феде­рации. Следует отметить, что аналогичная проблема на­блюдается и в Нью-Йоркской конвенции: при подписании этого соглашения Российская Федерация сделала оговорку о том, что она применит Конвенцию только в том объеме, в котором государства, не являющиеся договаривающимися государствами, предоставят Российской Федерации взаим­ный режим. Однако, учитывая тот факт, что большинство стран являются участниками Конвенции, это правовое пре­пятствие не является чрезвычайно практичным.

До недавнего времени статья 241 АПК РФ толковалась судами как препятствующая исполнению иностранных судеб­ных решений в Российской Федерации в отсутствие договора о взаимном исполнении судебных решений с конкретным госу­дарством, в котором было вынесено судебное решение. Прав­да, буквальный смысл этой статьи понятен: нет договора, нет закона, нет исполнения. Это понимание совпадает со стати­ческой концепцией права, унаследованной российским юри­дическим сообществом от советской правовой теории: «одно государство, одно право, ни одно право без государства».

Если мы стоим на твердой позитивистской почве, то та­кой подход неудивителен; степень законотворчества и судеб­ная сила государства настраивается по территории и на защи­те суверенитета государства. Решение суда другого государства может быть исполнено в стране только при условии разреше­ния ее властей. Возникает вопрос о том, должен ли этот «ком­петентный орган», который решает исполнять решение суда другого государства или нет, быть законодательной властью, которая ратифицирует договора, или же это может быть су­дебная власть. Другими словами, неясности в том, компетент­ны ли суды, также выносить решения о приемлемости ино­странных правовых актов в той или иной правовой системе. Ключевым негативным выводом для российской юридической практики по данному вопросу стал Конституционный суд по делу Адамовой, в котором Суд пришел к выводу, что реше­ние иностранного суда не несет юридических последствий в Российской Федерации в случае отсутствия договора между Российской Федерацией и государством, в котором оно было принято. Суды не могут предусмотреть приведение в испол­нение решения в отсутствие договора, поскольку оно выходит за рамки компетенции судебных органов по изменению или введению законов и противоречит разделению полномочий. Принципы вежливости и другие принципы международного права были признаны Судом неуместными в этой категории споров, что подтверждает мнение Литвинского Д. В. Касатель­но того, что принцип взаимности (reciprocity) все же остается так называемой «вещью в себе».

Когда национальная норма противоречит общим нормам и принципам международного права, эта норма должна быть отменена. Такой подход закреплен в законо­дательстве многих стран, в частности, в статье 15 Конститу­ции Российской Федерации, в которой говорится, что «об­щепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации явля­ются составной частью ее правовой системы» и ставится во­прос о взаимосвязи между строгими нормами российских процессуальных кодексов (без договора, без исполнения) и принципом вежливости и взаимности, который является основополагающим для международного права, в том чис­ле в отношении официальных действий других государств и равное отношение к действиям других государств как ре­акция на отношении этих государств к актам соответству­ющего государства. Кроме того, с правовой точки зрения совершенно не имеет значения, что 24 июня 1994 г. Россий­ская Федерация заключила Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, устанавливающее партнерство между Рос­сийской Федерацией и европейскими сообществами и их государствами-членами, в соответствии с которым Россий­ская Федерация, в частности, обязалась соблюдать право­вые акты, принятые в европейских странах.

В течение последних нескольких лет российские арби­тражные суды принимали некоторые несогласные решения в этом аспекте, иногда отстаивая принцип вежливости и допуская исполнение решения суда другого государства в отсутствие международного договора. Одним из таких ре­шений является постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №13688/09, в котором суд оста­вил в силе решение одного из нижестоящих судов России, признавшего решение суда, вынесенное в Нидерландах. Несмотря на отсутствие российско-голландского договора о признании и приведении в исполнение, Суд обосновал, что решения судов Российской Федерации подлежат испол­нению, а некоторые из них фактически были исполнены в Нидерландах. Из-за принципов вежливости, как продол­жал Суд, решение Нидерландов не может остаться неиз­менным в Российской Федерации. Особо подчеркивалось в формулировке решения, что российский правовой порядок не допускает отказа в признании и исполнении судебных актов, совершенных компетентным судом в соответствии с действующими правовыми нормами, и этот принцип не до­пускает дискриминации между внутренними и внешними судебными актами. Это изменение в подходе арбитражных судов стало очень важным показателем того, что российская судебная система становится все более гибкой.

Таким образом, проблемами обращения взыскания на имущество должника, которое находится за пределами Рос­сийской Федерации являются:

  • отсутствие международных договоров со многими госу­дарствами об исполнении решений судов Российской Федера­ции;
  • отсутствие механизма и порядка исполнения решений судов Российской Федерации в заключенных международных договорах.

ДАРАДОНОВ Кирилл Владиславович
студент кафедры гражданско-правовых дисциплин Юридического факультета Московского государственного лингвистического университета

  • All
  • Договор купли продажи
  • Долевое строительство
  • Неустойка
  • ОСАГО
  • Принятие наследства
  • автогражданская ответственность
  • авторское право
  • агентский договор
  • адвокатура
  • акт приема передачи животного по договору купли продажи
  • алименты
  • аренда земли
  • банковская тайна
  • банкротство
  • банкротство гражданина
  • бенефициар
  • военная ипотека
  • возмещение убытков
  • возмещение ущерба
  • выгодоприобретатель
  • государственная регистрация залога исключительных прав
  • государственная регистрация недвижимости
  • гражданское право
  • гражданско правовая ответственность
  • доверительное управление
  • договор ипотеки
  • договор купли продажи животных
  • договор на оказание медицинских услуг
  • договорное наследование
  • договор об участии в долевом строительстве
  • договор поручения
  • договор поставки
  • договор потребительского микрозайма
  • договор страхования
  • договор условного депонирования
  • договор хранения
  • договор эскроу счета
  • дорожно транспортные происшествия
  • жилищная собственность
  • завещание
  • закон о банкротстве\
  • защита авторских прав
  • защита жилищных прав
  • исключение из ЕГРЮЛ
  • исключительное право
  • коммерческая тайна
  • кредитная организация
  • купля продажа недвижимости
  • ломбард
  • материнский капитал
  • медиация
  • медицинская деятельность
  • медицинская тайна
  • наследование
  • наследственный договор
  • наследство
  • недвижимое имущество
  • несовершеннолетний собственник жилья
  • нотариат
  • нотариус
  • обманутые дольщики
  • обращение взыскания на имущество должника
  • органы опеки и попечительства
  • парковочное место
  • подрядные работы
  • право автора на макияж
  • право автора на тату
  • правовой режим и правовое регулирование оборота животных
  • правовой режим медицинской тайны
  • право ребенка на алименты
  • предпринимательский договор
  • прекращение договора
  • пропуск срока принятия наследства
  • расторжение брака
  • самозанятые лица
  • семейное насилие
  • совместное банкротство супругов
  • суррогатное материнство
  • товарный знак
  • трансграничное усыновление
  • условное депонирование
  • участник долевого строительства
  • фиктивный брак
load more hold SHIFT key to load all load all
Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).