Предпринимательский договор

Предпринимательская деятельность как самостоятель­ная деятельность, осуществляемая на свой риск и направлен­ная на систематическое получение прибыли, является одной из форм реализации закрепленных в Конституции Россий­ской Федерации (далее - Конституция РФ) прав и свобод человека и гражданина, составляющих основу конституци­онного строя.

Некоторые вопросы понятия предпринимательского договора

Предпринимательский договор в литературе опреде­ляется различным образом в зависимости от взгляда на ме­сто предпринимательского права в общей теории правовых наук: одни ученые признают его разновидностью граждан­ского - правового договора, другие отстаивают его самосто­ятельность, указывая на тот факт, что он выходит за преде­лы гражданско-правового регулирования, а третьи считают его комплексным правовым институтом, сочетающим в себе нормы частноправовых и публичных начал.

Особое положение предпринимательского договора в системе гражданско-правовых сделок, обусловлено особен­ностями субъектного состава, целью заключения, обязатель­ностью встречного предоставления.

Так предпринимательский договор заключается в це­лях осуществления его сторонами предпринимательской деятельности, которая является самостоятельной, осущест­вляемой на свой риск и направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, за­регистрированными в этом качестве в установленном зако­ном порядке.

Квалифицирующим признаком предпринимательской деятельности является цель - получение прибыли, носящее систематический характер. Получение прибыли является целью предпринимательской деятельности, но не ее законо­мерным результатом. Цель - получение прибыли обуславли­вает другую особенность предпринимательского договора, заключающуюся в его возмездности. Законодательство и су­дебная практика не допускают совершение субъектами пред­принимательской деятельности безвозмездных договоров, которые квалифицируются договорами дарения и являются недействительными как нарушающие требования закона.

Вместе с тем, неправомерно отождествлять понятие «из­влечение прибыли» только лишь с возмездным характером конкретного договора. Предпринимательская деятельность, будучи сама по себе систематической, предполагает получе­ние прибыли, как правило, из ряда логически взаимосвязан­ных договоров, где экономический интерес одного договора может прослеживаться не только в получении встречного предоставления (денег или вещей, услуг, результатов выпол­ненных работ), но и в приобретении ресурсов, не имеющих материальной оценки (временных, организационных и пр.).

Сторонами предпринимательского договора являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные в этом качестве в установленном за­коном порядке. Необходимо помнить, что гражданин, осу­ществляющий предпринимательскую деятельность без госу­дарственной регистрации, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем, что обусловлено целенаправленностью коммерческих правоотношений. Нормы действующего зако­нодательства содержат гражданско-правовые конструкции, участниками которых могут быть только субъекты предпри­нимательской деятельности, в частности, договор коммер­ческой концессии и договор простого товарищества. Таким образом, именно особый субъектный состав определенным образом влияет на самостоятельность данной правовой кон- струкции.

Для предпринимателей в договорных обязательствах характерной особенностью является сочетание свободы до­говора и повышенные требования со стороны норм публич­ного права (налогового, антимонопольного и др.). Принцип свободы договора представляет собой принцип договорного права, в силу которого субъекты гражданского права имеют возможность самостоятельно определять условия заключае­мых сделок, но с учетом соблюдения иных принципов граж­данского права: равенства участников гражданского оборота, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела.

Помимо общего порядка заключения договора к пред­принимательскому применяются иные: путем договора при­соединения; заключения публичного договора; заключения договора на торгах либо по результатам аукциона; договора в пользу третьего лица; на основании предварительного дого­вора или рамочного; на основании соглашения о предостав­лении опциона на заключение договора.

Так, по предварительному договору стороны обязуют­ся заключить в будущем договор о передаче имущества, вы­полнении работ или оказании услуг (основной договор), на условиях предварительного договора, соответственно основ­ным предметом такой сделки является гарантия заключить предпринимательский договор. Предпринимательский до­говор, заключенный по правилам договора присоединения отличается от иных тем, что его условия определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и мо­гут быть приняты другой стороной не иначе как путем при­соединения к предложенному договору в целом.

В соответствии с п. 1 ст. 452 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации (далее - ГК РФ) «соглашение об из­менении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное». В случае изменения или расторжения договора, осуществляемого по взаимно­му согласию сторон, то такие действия оформляются в виде соглашения о взаимном расторжении договора. При этом в тех случаях, когда возможность изменения или расторже­ния предпринимательского договора не предусмотрена за­коном или договором, и сторонами не достигнуто об этом соглашение, то данные договорные обязательства могут быть прекращены только по решению суда и только в предусмо­тренных законом случаях. Учитывая, необходимость соблю­дения баланса имущественного положения и интересов сто­рон при расторжении договора в судебном порядке в связи с существенными изменениями обстоятельств суд обязательно определяет последствия прекращения договорных обяза­тельств, исходя из справедливого распределения между сто­ронами расходов, понесенных ими в связи с его исполнением.

В результате исследования сферы действия норм о пред­принимательском договоре установлено, что эти нормы составляют принадлежность гражданского права, где они связываются с предпринимательской деятельностью. Это по­требовало раскрыть гражданско-правовую сущность послед­ней, что нашло свое выражение в конечном выводе - пред­принимательской деятельностью является осуществление на постоянной основе совокупности взаимосвязанных сде­лок, направленной на получение прибыли. Исходя из это­го, предпринимательский договор может быть определен с помощью двух критериев: планомерности и постоянности. Планомерность предполагает, что предпринимательский договор в экономическом плане связан со всей совокупно­стью сделок хозяйствующего субъекта. Примером этому бу­дет приобретение сырья для последующей переработки и продажи на товарном рынке. Второй критерий исключает из круга предпринимательских договоров эпизодические дого­ворные отношения, не являющиеся обычными для данного субъекта и характера деятельности. Согласно этому крите­рию необходимо, чтобы совершались новые сделки, полу­ченная прибыль вкладывалась в новые операции.

А.В. Брызгалин определяет сущность рассматриваемого явления путем следующей формулировки: торговые сделки «выступают разновидностью гражданско-правовых сделок, совершаемых в хозяйственном обороте субъектами пред­принимательства (субъективный момент) с целью получения предпринимательского дохода (объективный момент)».

В данном определении правильно указывается на связь предпринимательского договора с лицами, занимающимися одноименной деятельностью. Не возникает никаких возра­жений и по поводу отмеченной цели в действиях этих лиц. Однако, на наш взгляд, предлагаемое определение обладает некоторыми недостатками.

При характеристике предпринимательского договора А. В. Брызгалин исходит из того, что в гражданском праве наряду с другими субъектами действуют также и предпри­ниматели. Это следует из позиции автора о недостаточно­сти указания на субъектный состав и необходимости вклю­чения в определение критерий цели договора. Между тем, с юридической точки зрения, более правильным будет обо­значать термином «предприниматель» не особого субъекта гражданского права, а особое юридическое качество, при­обретаемое физическим или юридическим лицом в связи с особым характером осуществимой ими деятельности, в из­вестном смысле персонификацию особого вида деятельно­сти. Подобным образом дело обстоит, например, когда За­кон Российской Федерации «О защите прав потребителей» (далее - Закон РФ «О защите прав потребителей») называет потребителем «гражданина, имеющего намерение заказать или приобрести либо, заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности».

Как считает В. Ф. Попондопуло, предпринимательский договор - это «возмездная гражданско-правовая сделка, со­вершаемая предпринимателем в коммерческих целях». В приведенном определении указывается на возмездный ха­рактер предпринимательского договора. С этим также нель­зя согласиться по существу.

В ГК РФ закреплена презумпция возмездности граждан­ско-правового договора. Вместе с тем, данная презумпция может быть преодолена соглашением сторон, в том числе субъектов предпринимательской деятельности. В частности, такую возможность предоставляет п. 1 ст. 972 ГК РФ для до­говора поручения, где норма носит диспозитивный характер, что позволяет сторонам согласовать безвозмездность догово­ра поручения. Кроме этого можно указать на неоднозначное решение вопроса о возмездности ряда гражданско-правовых договоров таких, например, как договор о совместной дея­тельности, договор об организации перевозок, которые мо­гут заключаться в ходе осуществления предпринимательской деятельности.

С точки зрения В.В. Ровного, «более верным... было бы определение торговых сделок через значительную часть гражданско-правовых сделок, имеющих в качестве цели не­посредственное или последующее извлечение прибыли, которые используются в предпринимательском обороте и предполагают, как правило, предпринимательский субъект­ный состав и возмездный характер».

Как видно из этого определения, В.В. Ровный выдвигает на передний план экономическую цель предприниматель­ского договора - «гражданско-правовые сделки, имеющие в качестве цели. извлечение прибыли». С другой стороны, автор не считает обязательным участие предпринимателей в этом договоре, поскольку он лишь «как правило» предпо­лагает предпринимательский субъектный состав.

Приведенные позиции позволяют утверждать о возмож­ности применения к определению предпринимательского договора объективной концепции. Находя выражение на за­конодательном уровне в Испании, Португалии и некоторых других странах, эта концепция, однако, не имеет никакого под собой основания в российском гражданском праве, рас­сматривающем предпринимательский договор в позиции субъектного состава.

О.А. Макарова предлагает следующие дефиниции предпринимательского договора. Первое из них сформулировано следующим обратом: «Договор в сфере предприни­мательства (торговая сделка) - это соглашение между сто­ронами, являющимися субъектами предпринимательской деятельности, или с участием стороны-предпринимателя об установлении, изменении или прекращении прав и обязан­ностей, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности». Во втором определении сказано: «Договор в сфере предпринимательства - это гражданско-правовой до­говор, сторонами которой (или одной из сторон) являются предприниматели, заключаемый в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности».

На наш взгляд, к числу недостатков обоих определений относится явно излишнее указание на особый субъектный со­став, поскольку субъекты предпринимательской деятельно­сти являются субъектами гражданского права - физическими и юридическими лицами. Персонификация же предприни­мательской деятельности через субъекта с одновременным об этом указанием будет явно излишним. Кроме этого, пер­вое из предложенных О.А. Макаровой определений является неоправданно многословным. Очевидно, что, выражая пред­принимательский договор в понятии, нет никакой необхо­димости раскрывать в нем общее определение гражданско­правового договора.

Те же недостатки отмечаются в определении пред­принимательского договора, разработанном В. С. Белых. Он также выражает этот правовой феномен, указывая и на субъектный состав, и на характер деятельности: «Предприни­мательский (частноправовой договор) есть двух- или много­стороннее соглашение субъектов предпринимательства, на­правленное на осуществление предпринимательских целей, в сфере предпринимательской деятельности».

В заключение хотелось бы отметить, что юридическая литература содержит достаточно большое количество опре­делений понятия «предпринимательский договор», либо тождественного понятия «договор в сфере предпринима­тельской деятельности». Однако из приведенных примеров можно сделать вывод о том, что при определении понятия «предпринимательский договор» авторам не всегда удается отразить все особенности, характеризующие природу пред­принимательского договора.

АФАНАСКИН Павел Владимирович
преподаватель кафедры специальной подготовки Восточно-Сибирского института МВД России

ЖИЛЕНКОВА Татьяна Валерьевна
доцент кафедры гражданского права Российского государственного института правосудия

ЧЕРДАКОВА Лариса Анатольевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Российского государственного института правосудия

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2019. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 800 500-27-29 (доб. 507)
Московская обл, г. Москва +7 499 653-60-72 (доб. 665)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 812 426-14-07 (доб. 423)
в режиме online - круглосуточно!