Правовой статус несовершеннолетнего пациента

Одним из важнейших показателей уровня социально­экономического развития государства является уровень жиз­ни и ее продолжительность.

Охрана здоровья - одно из при­оритетных направлений социальной политики Российского государства. Основой правового регулирования социальных отношений в данной области является ст. 41 Конституции РФ, закрепляющая право каждого на охрану здоровья и ме­дицинскую помощь.

В Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов. Согласно Все­общей декларации прав человека дети имеют право на осо­бую заботу и помощь. Конституция Российской Федерации гарантирует государственную поддержку семьи, материн­ства и детства. Подписав Конвенцию о правах ребенка и иные международные акты в сфере обеспечения прав детей, Российская Федерация выразила приверженность участию в усилиях мирового сообщества по формированию среды, комфортной и доброжелательной для жизни детей.

В последние годы в России идет серьезный процесс как общей модернизации системы гражданско-правового регу­лирования, так и реформирования отраслевого законода­тельства, в том числе законодательства в области охраны здо­ровья и оказания медицинских услуг.

Основным правовым документом после Конституции Российской Федерации, является Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (далее - Закон о гарантиях прав ребенка), который устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка в целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка. Кроме этого, главенствующую роль играет федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее - Основы), в котором государство признает охрану здоровья детей как одно из важнейших и необходимых ус­ловий физического и психического развития детей, а меди­цинские организации, общественные объединения и иные организации обязаны признавать и соблюдать права детей в сфере охраны здоровья.

Ст. 54 Основ охраны здоровья граждан закрепляет сле­дующие права несовершеннолетних в сфере охраны здоро­вья: прохождение медицинских осмотров; оказание меди­цинской помощи в период оздоровления и организованного отдыха; санитарно-гигиеническое просвещение, обучение и труд в условиях, исключающих воздействие на них не­благоприятных факторов; медицинская консультация без взимания платы при определении профессиональной при­годности; получение информации о состоянии здоровья в доступной для них форме.

Отличительными чертами гражданско-правового по­ложения несовершеннолетнего пациента можно назвать больший, по сравнению с совершеннолетними пациентами, объем прав в сфере охраны здоровья, дополнение его граж­данской и медицинской правосубъектности правомочиями законных представителей, иных субъектов.

Что касается права на заключение договора на оказание медицинских услуг несовершеннолетним, то данный вопрос является дискуссионным. В Конституции РФ, Основах ох­раны здоровья граждан; Семейном кодексе РФ, Законе о га­рантиях прав ребенка закреплено, что ребенку от рождения принадлежат и гарантируются права и свободы человека и гражданина.

Основы охраны здоровья граждан определяют возраст (15 лет), по достижении которого несовершеннолетние дети имеют право на самостоятельное решение вопроса о полу­чении предлагаемой им медицинской помощи или об отка­зе от медицинского вмешательства. Однако в силу ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе со­вершать сделки, заключать договоры исключительно с пись­менного согласия своих законных представителей. Если же сделка уже совершена, то она становится действительной в законном порядке исключительно при последующем обяза­тельном письменном одобрении ее законными представите­лями несовершеннолетнего.

Законодатель, закрепляя дееспособность несовершен­нолетних детей (ст. 21, 26, 28 ГК РФ), имеет в виду прежде всего их «сделкоспособность», т. е. способность совершать действия, связанные с приобретением материальной выго­ды. Однако право на здоровье является более ценным, чем право несовершеннолетнего на совершение сделки. Ответ­ственность за здоровье несет не он сам, а его законные пред­ставители. В связи с этим определение 15-летнего возраста как рубежа дееспособности несовершеннолетнего на само­стоятельное принятие решения по вопросу о медицинском вмешательстве представляется не совсем корректным.

Законом закреплено, что несовершеннолетние в возрас­те старше пятнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него.

Чтобы выразить данное согласие несовершеннолетний должен получить от медицинского работника в доступной форме полную информацию о целях, методах оказания ме­дицинской помощи, связанном с ними риске, возможных ва­риантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

Возникает вопрос о соотнесении преподносимой несо­вершеннолетнему информации с законодательным поня­тием «в доступной форме». Закон не закрепляет критерии доступности информации по возрастным категориям паци­ентов, не определяет степень готовности несовершеннолетне­го пациента для принятия информации.

Также законодателем не учитывается степень подго­товленности медицинского работника для общения с несо­вершеннолетними пациентами. В процессе лечения главная задача врача - установление доверительных отношений с пациентами. Однако не каждый медицинский работник об­ладает способностью установить контакт с несовершеннолет­ним пациентом. Медицинские организации в большинстве своем имеют в штате врачей детского профиля, получивших стандартное медицинское образование.

Кроме того, вызывает сомнение способность ребенка, достигшего 15-летнего возраста, оценить в полной мере по­следствия проводимого медицинского вмешательства.

Рассмотрим на примере медицинского вмешательства «искусственное прерывание беременности».

В соответствии с Приказом Минздрава России от 01.11.2012 № 572н «Об утверждении Порядка оказания меди­цинской помощи по профилю «акушерство и гинекология», искусственное прерывание беременности проводится при наличии информированного добровольного согласия жен­щины, у несовершеннолетних младше 15 лет на основе до­бровольного информированного согласия одного из родите­лей или иного законного представителя.

Приказом Минздрава России от 07.04.2016 № 216н ут­верждена Форма информированного добровольного согла­сия на проведение искусственного прерывания беременно­сти по желанию женщины». В тексте согласия содержится информация о том, что пациент проинформирован врачом- акушером-гинекологом о том, что имеет право не делать ис­кусственное прерывание беременности и не прерывать бере­менность; о том, что при условии строжайшего соблюдения правил проведения искусственного прерывания беременно­сти могут возникнуть осложнения, в том числе в качестве от­даленных последствий: бесплодие; перитонит, кровотечение с повторным хирургическим вмешательством, не исключая удаления придатков матки и матки.

Вряд ли, девочка в возрасте 15-16 лет, пришедшая по настоянию родителей или самостоятельно на процедуру прерывания беременности, способна адекватно оценить по­следствия проводимой процедуры, думать об отдаленных последствиях для здоровья, а иногда и для жизни в целом.

Также, невозможно с достоверностью утверждать о спо­собности ребенка старше 15 лет самостоятельно принимать взвешенное решение о необходимости хирургического вме­шательства. Нужно учитывать психическое, психологиче­ское состояние ребенка, уровень его социальной адаптации в обществе, способность взвешенно и обдуманно принимать решения о состоянии своего здоровья.

Еще более сложным представляется решение вопроса о правомочиях несовершеннолетнего родителя в интересах своего несовершеннолетнего ребенка. Гражданский кодекс предусматривает только два случая приобретения полной дееспособности до достижения 18-летнего возраста: эманси­пация несовершеннолетнего либо вступление его в брак. По­лагаем, что законодатель упустил из виду случай рождения ребенка несовершеннолетним родителем, не вступившим в брак. Следует признать, что семейная дееспособность и гражданская дееспособность такого лица не совпадают. Не­смотря на наличие в полной мере прав и обязанностей ро­дителя, несовершеннолетний родитель, достигший возраста 16 лет, не обладает возможностью их реализации в полной мере, с точки зрения гражданского законодательства.

Кроме того, необходимо учитывать и такую сторону правового статуса пациента как ответственность. Обязан­ности пациента закреплены в ч. 3 ст. 27 Основ охраны здо­ровья граждан. Пациент обязан предоставить медицин­скому работнику полные и (или) достоверные сведения о состоянии своего здоровья и иную информацию, необхо­димую для медицинского вмешательства. Также у пациента в ходе лечения возникают обязанности по явке для совершения необходимых медицинских манипуляций, по соблюдению предписаний и рекомендаций врача, а также своевременной оплаты медицинских услуг. Все эти обязанности в силу закона применимы и к несовер­шеннолетнему пациенту, достигшему 15-летнего возрас­та. Однако возложение обязанности не гарантирует над­лежащее исполнение со стороны несовершеннолетнего. Полагаем, что груз ответственности до достижения совер­шеннолетия пациентом должен быть распределен между несовершеннолетним пациентом, достигшим 15-летнего возраста, и его законным представителем.

На наш взгляд, право на заключение договора на оказа­ние медицинских услуг должно возникать у лиц, достигших совершеннолетия, либо ставших полностью дееспособными в установленном законом порядке. Ведь только лицо, явля­ющееся полностью дееспособным, может в полной мере оценить необходимость заключения договора и целесоо­бразность требуемого медицинского вмешательства, а также нести самостоятельную ответственность по договору на ока­зание медицинских услуг.

В целях реализации основных направлений и задач госу­дарственной политики в интересах детей необходимо пред­усмотреть возможность заключение договора на оказание медицинских услуг только пациентами, достигшими совер­шеннолетия.

Необходимо закрепить на законодательном уровне обязанность медицинского персонала на получение добро­вольного информированного согласия как у несовершенно­летнего пациента, достигшего 15-летнего возраста, так и у его законного представителя. По возможности, привлекать к работе с несовершеннолетними пациентами не только врача по профилю заболевания, но и психолога либо социального педагога.

Несовершеннолетние пациенты обладают всей со­вокупностью общих прав пациентов, но при заключении договора на оказание медицинских услуг и получении ин­формированного согласия необходимо учитывать особен­ности их возраста, состояние физического и психического здоровья.

ШАЯХМЕТОВА Алина Римовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2019. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 800 500-27-29 (доб. 507)
Московская обл, г. Москва +7 499 653-60-72 (доб. 665)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 812 426-14-07 (доб. 423)
в режиме online - круглосуточно!