Юристы и адвокаты по гражданскому праву

Юридическая онлайн консультация по гражданским делам

Правовой режим имущества

Право оперативного управления как правовая конструк­ция, выступая институтом расщепленной собственности, из­давна представлял интерес для ученых-юристов.

В современной России правовое положение учреждений и прав на имущество, закрепленными за ними, регулирует­ся ст. ст. 123.21, 296 Гражданского кодекса Российской Феде­рации (далее - ГК РФ), Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» в которых определены статус бюджетных учреждений, объем правомо­чий учреждения (п. 1 ст. 296 ГК РФ), а также собственника имущества (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

Правовой режим имущества, приобретаемого в порядке наследования бюджетным учреждением (из опыта работы)

Способ приобретения имущества учреждением (воз­мездно или безвозмездно, непосредственно от самого соб­ственника или от других лиц) не меняет самого вещного права - права оперативного управления, на котором закре­пляется имущество за учреждением.

Фактически, как бы ни формировалось имущество, в лю­бом случае оно закрепляется на праве оперативного управ­ления, объем которого определен в ст. 296 ГК РФ. Бесспорно, что «ГК РФ моделирует учреждение как юридическое лицо, не наделенное правом собственности на принадлежащее ему имущество».

В научных работах отмечается сложность отношений «между собственником имущества и его обладателем на пра­ве оперативного управления в аспекте распоряжения иму­ществом, изъятия имущества, ответственности».

По поводу отношений между учредителем и учрежде­нием А.В. Тихомиров писал: «Учредитель и учреждение со­стоят в относительных правоотношениях, которые опреде­ляются вещной связью между ними по поводу имущества учреждения и аффилиативной связью по поводу управления делами учреждения, правомочия участников которых не имеют необходимой определенности».

Выступая субъектом вещных правоотношений, «учреж­дение приобретает имущество от собственника, но не право на него. Собственник не делится своим правом на это имуще­ство с учреждением. У учреждения возникает иное право на это имущество, отличное от права собственности. Оба права при этом являются, во-первых, взаимосвязанными, т.е. со­стоящими в соотношении как основное и производное; во- вторых, титульными, т.е. имеющими законное основание и правовую защиту от посягательств... Собственник и учрежде­ние связаны своим отношением к имуществу, а не к праву на это имущество».

Определяя предпосылки появления учреждений, как самостоятельных юридических лиц, имущество которых за­крепляется на ограниченном вещном праве, ученый С.О. Лозовская справедливо замечает, что «государство как соб­ственник основной массы имущества, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать в принадлежащих ему объектах и одновременно не желая утратить на них право соб­ственности, объективно было вынуждено выпускать в иму­щественный оборот «самостоятельные» юридические лица - «предприятия» и «учреждения», закрепляя за ними свое имущество на ограниченном вещном праве».

Как известно, учредитель бюджетного учреждения со­храняет свое право собственности на имущество учреждения, которое закрепляется за последним на ограниченном вещ­ном праве - праве оперативного управления (ст. 123.21 ГК РФ, ст. 296 ГК РФ, ст. 9 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее - Закон № 7-ФЗ)). Таким образом, собственнику предоставляются до­статочно широкие права в решении вопросов пользования и распоряжения данным имуществом, а также управления и контроля за деятельностью бюджетного учреждения. Спра­ведливо в этой связи замечание профессора Ю.К. Толстого, что для всех вещных прав, кроме права собственности, харак­терно то, что за каждым из них «маячит» фигура собственника.

Исходя из содержания п. 1 ст. 296 ГК РФ можно опре­делить, что лицо, обладающее имуществом на праве опера­тивного управления, по сути, обладает правами собственни­ка данного имущества, которые ограничены лишь законом, целями деятельности учреждения, назначением имущества и заданиями собственника имущества. В связи с этим лицо, владеющее имуществом на праве оперативного управления, несет бремя содержания имущества, аналогично собственни­ку (постановление Арбитражного суда Поволжского окру­га от 08.09.2016 № Ф06-11395/2016 по делу № А06-7800/2015, Определение Верховного Суда РФ от 28.11.2017 по делу № 305-ЭС17-10430, А40-83537/2016).

Право собственности на имущество, закрепленное уч­редителем (собственником) за учреждением на праве опе­ративного управления, неразрывно связано с правами на имущество не по причине осуществления управления и кон­троля за учреждением, а в силу того, что Учредитель являет­ся собственником.

В советское время право оперативного управления рас­сматривалось как способ осуществления права собственности.

В современной юридической литературе отмечается, что право оперативного управления учреждением позволя­ет сочетать самостоятельность деятельности хозяйствующих субъектов с непосредственным контролем за ней ее учредителем.

Характеризуя право оперативного управления, Н.В. Козлова подчеркивала, что «между любым юридическим ли­цом и его учредителем существует правовая связь, которая имеет корпоративную природу (ст. 65.1 ГК РФ)».

Право оперативного управления учреждения нельзя рассматривать как обременение права собственности учре­дителя бюджетного учреждения «такое ограниченное вещ­ное право, как право оперативного управления, не может быть признано правом, обременяющим чужую вещь, подоб­но аренде, залогу или сервитуту; в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество право оперативного управления регистрируется не как обременение чужого пра­ва собственности, а как самостоятельное вещное право».

Переход прав и обязанностей к бюджетному учрежде­нию в порядке «универсального правопреемства, т.е. в неиз­менном виде как единое целое и в один и тот же момент» представляет значительный интерес.

Настоящая статья раскрывает сложности и несовершен­ства механизмов наследования недвижимого имущества и денежных средств на примере федерального государственно­го бюджетного учреждения «Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева» Министерства здра­воохранения Российской Федерации (далее - «учреждение»).

Так, согласно уставу учреждения, «Учредителем учреж­дения является Российская Федерация. Полномочия Учреди­теля осуществляет Министерство здравоохранения Россий­ской Федерации (далее - Министерство)».

Министерство и Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (далее - Росимущество) осу­ществляют в порядке и пределах, определенных законода­тельством Российской Федерации, полномочия собственни­ка в отношении федерального имущества, находящегося в оперативном управлении учреждения.

При решении вопроса о праве учредителя распоря­жаться имуществом учреждения путем закрепления воли завещателя в отношении имущества, закрепленного за уч­реждением, необходимо, прежде всего, выяснить соотноше­ние правовых положений учредителя и/или собственника учреждения.

Согласно ст. 123.21 ГК РФ учредитель любого учрежде­ния, в том числе бюджетного, является собственником соз­данного им учреждения. Однако учредитель и собственник учреждения не всегда являются тождественными понятия­ми. В соответствии со ст. 50.1 ГК РФ и ст. 13 Закона № 7-ФЗ учредителями некоммерческой организации являются лица, принявшие решение об учреждении юридического лица. Учредитель после принятия решения о создании учрежде­ния приобретает статус его собственника, который осущест­вляет (может осуществлять) соответствующие функции по управлению и контролем за деятельностью учреждения.

Таким образом, суды допускают возможность смены учредителя учреждения, вкладывая в это понятие не только и не столько роль создателя учреждения как юридического лица, сколько его тождество со статусом собственника иму­щества бюджетного учреждения (еще одним подтвержде­нием сказанного является решение Октябрьского районного суда города Санкт-Петербурга от 4 апреля 2016 г. по делу № 2а-1894/2016).

Рассматривая гражданское дело № 02-5237/2017 Пре­сненский районный суд г. Москвы породил немало вопросов и противоречий, представляющих интерес с точки зрения возможности реализации механизма получения наследства бюджетным учреждением.

Так, обращаясь в суд с требованиями о восстановле­нии срока для принятия наследства, признании права соб­ственности и иных прав на имущество к Территориальному управлению Росимущества в городе Москве и Департаменту имущества города Москвы, истец (бюджетное учреждение) сформулировал свои требования следующим образом:

  1. Признать за Российской Федерацией право собствен­ности на:

«1) квартиру...

2) денежные средства в сумме .... и начисленные на них проценты на счетах ...., находящихся в подразделении ......

  1. Признать за учреждением право оперативного управ­ления на:
  • квартиру.
  • денежные средства в сумме .. и начисленные на них проценты на счетах .., находящихся в подразделении ....

Однако, удовлетворяя исковые требования в части, Пре­сненский районный суд г. Москвы определил резолютивную часть решения суда в достаточно сомнительных формули­ровках:

  1. «Признать право собственности Российской Федера­ции в порядке наследования на денежные средства в размере ...., хранившиеся на счете ... №... и №..., находящихся в под­разделении № ... Московского банка ПАО «...».
  2. Признать право собственности Российской Федера­ции на квартиру в порядке наследования по закону.
  3. Возложить обязанность на Российскую Федерации в

лице Министерства здравоохранения рассмотреть вопрос о передаче в оперативное управление денежных средств в раз­мере    хранившиеся на счете ... №... и №..., находящих­

ся в подразделении № ... Московского банка ПАО «...» и на квартиру по адресу ... на основании завещания ФГБУ «ННПЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России».

Больше всего вопросов возникает к пункту 3 решения суда по делу №. 02-5237/2017. Так, вызывает удивление фор­мулировка суда о «рассмотрении вопроса о передаче в опе­ративное управление имущества». Остается непонятной про­блема, каким же образом Министерство здравоохранения Российской Федерации будет рассматривать этот вопрос. Что же должно являться результатом этого рассмотрения? Очевидно, что имущество должно оказаться у наследника - федерального учреждения, а значит должно быть закрепле­но на единственно возможном праве, - праве оперативного управления (ч. 9 ст. 9.2 Закона № 7-ФЗ).

В резолютивной части решения (и в исполнительном ли­сте) суд не определил судьбу процентов от денежных средств, размещенных на счете, несмотря на то, что данный вопрос рассматривался в процессе судебных заседаний, представля­лись доказательства нахождения денежных средств на счете и начисленных на них процентов.

Далее, в материалах дела представлен учредительный документ учреждения - устав учреждения, согласно кото­рому (п. 1.1.) «Министерство и Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (далее - Росиму­щество) осуществляют в порядке и пределах, определенных законодательством Российской Федерации, полномочия соб­ственника в отношении федерального имущества, находяще­гося в оперативном управлении Учреждения».

Органом, осуществляющим закрепление имущества, находящегося в федеральной собственности в отношении уч­реждения, является Росимущество.

Данный вывод сделан, на основании требований п. 4. Положения об осуществлении федеральными органами исполнительной власти функций и полномочий учредите­ля федерального бюджетного учреждения, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 26.07.2010 № 537, а также п. 5.22 постановления Правитель­ства РФ от 05.06.2008 № 432 «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом»: «Федеральное агентство по управлению государственным имуществом за­крепляет находящееся в федеральной собственности имуще­ство в оперативном управлении федеральных государствен­ных учреждений.».

Таким образом, несмотря на то, что Министерство здравоохранения Российской Федерации хоть и является учредителем ФГБУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Минздрава России, оно не осуществляет полномочия по рас­поряжению его имуществом, так как данная компетенция относится к Росимуществу.

На основании вышеизложенного и руководствуясь п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» истец просил разъяснить решение суда, изложив его в более полной и ясной форме, однако по­лучил отказ.

Правовой режим денежных средств.

Национальные медицинские исследовательские цен­тры, созданные в рамках реализации Распоряжения Прави­тельства от 28.12.2012 № 2580-р «Об утверждении Стратегии развития медицинской науки в Российской Федерации на период до 2025 года», предназначенные для выполнения со­циально-ориентированных фундаментальных исследований, формирования научно-исследовательских центров, лабора­торий, факультетов и иных функций, необходимых для обе­спечения реализации конституционного права на медицин­скую помощь, имеют возможность самостоятельно выбирать способы их обеспечения.

В то же время, поскольку они действуют на базе имуще­ства публичного субъекта и получают бюджетные средства, предназначенные для достижения конкретной цели, - испол­нения государственного задания, учреждения неизбежно по­падают в зону финансового контроля.

Анализируя статус бюджетного учреждения, являю­щегося национальным медицинским центром, необходимо учитывать особенности правового режима денежных средств, которыми располагает учреждение.

Объединяющим началом для денежных средств учреж­дения является исключение их из состава государственной (муниципальной) казны и признание их автономного суще­ствования на праве оперативного управления у соответству­ющих учреждений. Идея о возможности признания особого вещного права для денежных средств, полученных от при­носящей доходы деятельности, не получила поддержки ни у большинства цивилистов, ни у представителей науки фи­нансового права.

Истец получил исполнительный лист, в котором долж­ником было определено «Министерство здравоохранения Российской Федерации».

Заявитель составил обращение в банк с требованием о перечислении денежных средств и начисленных на них про­центов, размещенных на счетах умершего, на счет учрежде­ния.

Однако банк возвратил исполнительный лист с форму­лировкой: «В связи с отсутствием в банке счетов должника для исполнения документа». Действительно, согласно испол­нительному листу должником является Министерство здра­воохранения Российской Федерации, а у него счета открыты в Казначействе России.

Тогда возникает вопрос о том, каким образом федераль­ному государственному бюджетному учреждению получить денежные средства, размещенные на счетах в банке?

Очевидно, что судом была допущена ошибка в опреде­лении должника.

Формально, полномочий на списание денежных средств, полученных в порядке наследования и принадлежащих под­ведомственному бюджетному учреждению у Министерства здравоохранения Российской Федерации нет, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 19.06.2012 № 608 «Об утверждении Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации».

Вместе с тем, согласно п. 5.22 постановления Правитель­ства РФ от 05.06.2008 № 432 «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом» «Федеральное агентство по управлению государственным имуществом за­крепляет находящееся в федеральной собственности имуще­ство в оперативном управлении федеральных государствен­ных учреждений...».

Частью 2 ст. 130 ГК РФ закреплено, что «вещи, не отно­сящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом». Значит, именно Ро­симущество должно быть определено как уполномоченное лицо, которое осуществляет передачу и закрепление денеж­ных средств за учреждением.

У бюджетного учреждения возникла патовая ситуация, при которой получить средства учреждение не может, т.к. не является собственником этих средств.

Логичным было бы обращение учреждения в Террито­риальное агентство Росимущества по управлению федераль­ным имуществом с просьбой оформления доверенности от Росимущества на передачу в оперативное управление денеж­ных средств, находящихся на счете в банке, т.е. в реальности наследник по завещанию не имеет возможности получить имущество без дополнительных, не всегда уместных дей­ствий третьих лиц.

Статус недвижимого имущества.

В отношении определения юридической судьбы недви­жимого имущества также возникли сложности. Как и пред­полагалось, исполнение данного решения суда не представ­лялось возможным. Росреестр уведомил о приостановлении государственной регистрации прав, по следующей причине: «Отсутствует решение собственника о закреплении за ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр дет­ской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дми­трия Рогачева» Министерства здравоохранения Российской Федерации квартиры на праве оперативного управления и акт передачи такого имущества».

В тоже время, по непонятным причинам, регистрирую­щий орган игнорирует требование ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистра­ции недвижимости», определяющее, что «основаниями для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав являются вступившие в законную силу судебные акты».

В рамках полномочий отдела перераспределения фе­дерального имущества (п. 3.5.) Росимущества в г. Москве: «Отдел подготавливает проекты распоряжений о принятии имущества, обращенного в собственность Российской Фе­дерации, а также выморочного имущества, которое в соот­ветствии с законодательством Российской Федерации пере­ходит в порядке наследования в собственность Российской Федерации».

Исходя из вышеизложенного, следует, что учреждению необходимо получить проект распоряжения о принятии имущества Российской Федерацией и закреплении его на ограниченном вещном праве за федеральным государствен­ным бюджетным учреждением.

В заключение, необходимо отметить, что теоретическая возможность бюджетного учреждения приобрести имуще­ство в порядке универсального правопреемства (наследова­ние) не всегда обеспечена реальной возможностью получить имущество. Вероятно, данная ситуация вызвана несовершен­ством правовых механизмов, которые не позволяют учиты­вать интересы социально-ориентированных медицинских организаций, а также отсутствием потенциально заинтере­сованных лиц, передающим имущество в порядке наследова­ния бюджетному учреждению. Кроме того, со стороны суда, по-прежнему, отсутствует системный подход в понимании ограниченных вещных прав бюджетных учреждений, поэто­му заявителям приходится в «ручном режиме» обосновывать необходимость закрепления имущества на праве оператив­ного управления.

УШАНКОВ Илья Владимирович
старший преподаватель кафедры правового обеспечения рыночной экономики Высшей школы правоведения ИГСУ РАНХиГС при Президенте Российской Федерации

  • All
  • Договор купли продажи
  • Долевое строительство
  • Неустойка
  • ОСАГО
  • Принятие наследства
  • автогражданская ответственность
  • авторское право
  • агентский договор
  • адвокатура
  • акт приема передачи животного по договору купли продажи
  • алименты
  • аренда земли
  • банковская тайна
  • банкротство
  • банкротство гражданина
  • бенефициар
  • военная ипотека
  • возмещение убытков
  • возмещение ущерба
  • выгодоприобретатель
  • государственная регистрация залога исключительных прав
  • государственная регистрация недвижимости
  • гражданское право
  • гражданско правовая ответственность
  • доверительное управление
  • договор ипотеки
  • договор купли продажи животных
  • договор на оказание медицинских услуг
  • договорное наследование
  • договор об участии в долевом строительстве
  • договор поручения
  • договор поставки
  • договор потребительского микрозайма
  • договор страхования
  • договор условного депонирования
  • договор хранения
  • договор эскроу счета
  • дорожно транспортные происшествия
  • жилищная собственность
  • завещание
  • закон о банкротстве\
  • защита авторских прав
  • защита жилищных прав
  • исключение из ЕГРЮЛ
  • исключительное право
  • коммерческая тайна
  • кредитная организация
  • купля продажа недвижимости
  • ломбард
  • материнский капитал
  • медиация
  • медицинская деятельность
  • медицинская тайна
  • наследование
  • наследственный договор
  • наследство
  • недвижимое имущество
  • несовершеннолетний собственник жилья
  • нотариат
  • нотариус
  • обманутые дольщики
  • обращение взыскания на имущество должника
  • органы опеки и попечительства
  • парковочное место
  • подрядные работы
  • право автора на макияж
  • право автора на тату
  • правовой режим и правовое регулирование оборота животных
  • правовой режим медицинской тайны
  • право ребенка на алименты
  • предпринимательский договор
  • прекращение договора
  • пропуск срока принятия наследства
  • расторжение брака
  • самозанятые лица
  • семейное насилие
  • совместное банкротство супругов
  • суррогатное материнство
  • товарный знак
  • трансграничное усыновление
  • условное депонирование
  • участник долевого строительства
  • фиктивный брак
load more hold SHIFT key to load all load all
Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).