Особенности реализации и защиты авторских прав наследниками авторов

В научных исследованиях, посвященных анализу вопро­сов наследования авторских прав, отмечается, что многие проблемы в данной области не решены до настоящего вре­мени, несмотря на принятие и введение в действие части тре­тьей и части четвёртой ГК РФ.

Так, по мнению К.Ю. Рожде­ственской, «указанные проблемы обусловлены прежде всего спецификой наследования авторских прав, существенными различиями между наследованием прав на произведения, являющиеся нематериальными объектами - результатами интеллектуальной деятельности, и наследованием прав на материальные объекты, особенностями законодательного за­крепления правомочий наследников авторов произведений и рядом других факторов»1.

Признание возможности перехода имущественной со­ставляющей авторских прав по наследству достаточно давно получило закрепление в отечественном законодательстве. Например, в Положении о правах сочинителей от 22 апре­ля 1828 года, представлявшем собой приложение к Уставу о цензуре и первый отечественный нормативный правовой акт, предусматривавший охрану прав авторов, устанавли­валось, что право издавать и продавать произведения, при­знаваемое за писателями, должно действовать в течение всей жизни писателя, может переходить по наследству и про­должать действовать после такого перехода до истечения двадцати пяти лет после смерти автора. Отказ в признании возможности перехода авторских прав по наследству имел место в течение короткого по историческим меркам после­революционного периода, в дальнейшем права наследников стали признаваться, срок действия авторских прав постепен­но увеличиваться.

С принятием части четвертой ГК РФ специальные нор­мы, регулирующие отношения по наследованию авторских прав, были закреплены непосредственно в ГК РФ. Отдельные нормы наследственного права, связанные с наследованием авторских прав, содержались ранее в статьях 17, 27, 29 и 43 За­кона Российской Федерации от 09.07.1993 года № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», в Законе Российской Федерации от 23.09.92 г. № 3523-1 «О правовой охране про­грамм для электронных вычислительных машин и баз дан­ных», пункте 5 статьи 17 Федерального закона от 17.11.1995 N 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Феде­рации».

Так, статьей 29 Закона Российской Федерации «Об ав­торском праве и смежных правах» предусматривалось об­щее правило о переходе авторских прав по наследству и ряд специальных положений. Следует признать ошибочным ис­пользование в данном контексте выражения «наследование авторских прав», поскольку авторское право обычно характеризуется как совокупность прав, возникающих у автора в связи с созданием произведения, включающая в себя как имущественную, так и личную неимущественную составля­ющую [1, С. 137], или, в терминологии, принятой в зару­бежных странах, «экономические» и «моральные» права. В указанной статье содержались также положения о защите основных личных неимущественных прав автора после его смерти, включая возможность защиты права авторства, пра­ва на имя и право на защиту репутации автора произведе­ния.

В настоящее время вопросы защиты личных неиму­щественных прав авторов после их смерти регламенти­руются положениями статьи 1267 ГК РФ, которая отда­ет предпочтение воле автора при решении вопросов об охране его личных неимущественных прав, но при этом устанавливает диспозитивные правила о возможности осуществления такой защиты наследниками автора. При отсутствии иных указаний, в случае отказа назначенного автором лица от исполнения полномочий или в случае смерти уполномоченного лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения должна осу­ществляться прежде всего наследниками автора: «Автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения ис­полнителя завещания (статья 1134), указать лицо, на ко­торое он возлагает охрану авторства, имени автора и не­прикосновенности произведения (абзац второй пункта 1 статьи 1266) после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. При отсутствии таких ука­заний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и не­прикосновенности произведения осуществляется наслед­никами автора, их правопреемниками и другими заинте­ресованными лицами» (пункт 2 статьи 1267 ГК РФ).

Как представляется, именно наличие у наследников возможности осуществлять защиту личных неимуще­ственных прав авторов подтверждает признание зако­нодательством особой правовой связи, существующей между наследниками автора и созданными автором про­изведениями, из которой вытекают особенности правово­го статуса наследников автора: «Принципиальное разли­чие между наследником автора и иным правообладателем состоит в том, что при отсутствии специальных указаний автора (пункт 2 статьи 1267 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации) только наследнику автора наряду с возможностью перехода к нему исключительного права на произведение должны принадлежать правомочия по осуществлению и защите личных неимущественных прав автора и право следования (статья 1293 Гражданского ко­декса Российской Федерации)».

Переход исключительного права на произведение к на­следникам автора является одним из наиболее характерных случаев перехода исключительного права к другим лицам без договора, предусматриваемого статьей 1241 ГК РФ и осу­ществляемого в порядке универсального правопреемства, наряду с реорганизацией юридического лица и обращени­ем взыскания на имущество правообладателя. При этом в части четвертой ГК РФ основные положения о наследовании исключительного права на произведение сводятся только к признанию факта перехода исключительного права по на­следству (пункт 1 статьи 1283 ГК РФ) с установлением особен­ности наследования исключительного права, входящего в состав выморочного имущества (статья 1151 ГК РФ), которое, как предусматривается в пункте 2 статьи 1283 ГК РФ, прекра­щается и произведение переходит в общественное достоя­ние. При этом по правилам, закрепляемым статьей 1151 ГК РФ, иное выморочное имущество переходит в собственность Российской Федерации, собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образова­ний.

Из буквального толкования закрепляемого пунктом 1 статьи 1283 ГК РФ правила о том, что «исключительное право переходит по наследству», следует, что рассматри­ваемая статья регламентирует только вопросы наследо­вания исключительных прав на произведения. По своей сути данное положение не несет, как представляется, ка­кой-либо специальной правовой нагрузки, поскольку со­гласно общему правилу, предусмотренному статьей 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежащие насле­додателю имущественные права, следовательно, исклю­чительное право, являющееся правом имущественным (статья 1226 ГК РФ), ввиду отсутствия каких-либо специ­альных исключений должно подчиняться общим для всех имущественных прав положениям.

В то же время ограничение сферы действия рассматри­ваемой статьи только вопросами наследования исключи­тельных прав представляется ошибочным. В соответствии со статьей 1225 ГК РФ автору принадлежит не только исклю­чительное право на произведение и ряд личных неимуще­ственных прав, но также и иные права, имеющие по своему существу имущественный характер, в частности, право на вознаграждение за использование служебного произведе­ния, право следования, права на получение дополнительно­го вознаграждения для авторов музыкальных произведений при публичном исполнении или сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуальных произведений, в которые входят та­кие музыкальные произведения (пункт 3 статьи 1263 ГК РФ), и т.д.

Любые права имущественного характера, рассматрива­емые в качестве составляющих общего понятия «авторских прав», при отсутствии иных указаний в законодательстве мо­гут и должны переходить к наследникам автора. Так, в пункте 3 статьи 1293 ГК РФ, например, специально отмечается, что закрепляемое данной статьей неотчуждаемое право следова­ния переходит к наследникам автора на весь срок действия исключительного права на произведение. Однако отсутствие аналогичных указаний в отношении иных принадлежащих авторам имущественных прав не может служить основани­ем для отказа от признания возможности их перехода по на­следству.

Наследники, признаваемые в определенной степени «продолжателями» личности автора, выразителями его на­мерений и воли, наделяются правовыми возможностями, обеспечивающими дополнительную защиту их прав. В част­ности, наследники наряду с автором выведены из-под дей­ствия нормы о переходе исключительного права при отчуж­дении правообладателем оригинала произведения (статья 1291 ГК РФ), только к наследникам автора может переходить право следования (статья 1293 ГК РФ), признаваемое неот­чуждаемым во всех остальных случаях.

Примером непоследовательного развития законода­тельства может служить положение пункта 2 статьи 1295 ГК РФ, согласно которому право на вознаграждение за служеб­ное произведение признается неотчуждаемым и не перехо­дящим по наследству, при этом устанавливается, что только права автора по договору, заключенному им с работодате­лем, и не полученные автором доходы переходят к наслед­никам. Данный подход разъясняется в пункте 105 Постанов­ления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданско­го кодекса Российской Федерации».

Непосредственно положениями рассматриваемой ста­тьи 1283 ГК РФ права и обязанности упоминаемых в ней субъектов не устанавливаются. В случае смерти автора права на принятие наследства возникают у его наследников в соот­ветствии с общими положениями о наследовании, предус­мотренными Разделом V «Наследственное право» ГК РФ. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства имущественные права (статья 1112 ГК РФ). Следовательно, как отмечалось выше, указание на возможность перехода по наследству исключительных прав на произведение является повторением данных положений для отдельного вида имущественных прав - исключительных прав на произведение.

Положения статьи 1283 ГК РФ по своему содержанию повторяют также положения статьи 1241 ГК РФ, которой определяется, что переход исключительного права на ре­зультат интеллектуальной деятельности к другому лицу без заключения договора с правообладателем происходит в случаях, предусмотренных законом, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реоргани­зация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя. Наряду с исключительными правами на произведение по наследству переходят также иные имущественные права, хотя непосредственное указание на это в части четвертой ГК РФ встречается только в отноше­нии права следования (пункте 3 статьи 1293 ГК РФ). Вместе с тем отсутствуют какие-либо основания полагать, что иные принадлежащие авторам права имущественного характера, предусматриваемые ГК РФ, не могут переходит в порядке на­следования.

В ряд статей ГК РФ включены также положения, предо­ставляющие определенного рода «льготный режим» граж­данам - наследникам автора, распространяющие на них действие особых норм, призванных защищать творческие, социальные и иные интересы автора и его семьи. Так, напри­мер, на принадлежащее наследникам автора или наследни­кам таких наследников исключительное право на произведе­ние не допускается обращение взыскания (абзацы первый и третий пункта 1 статьи 1284 ГК РФ). При внесении изменений в часть четвертую ГК РФ в 2014 году было уточнено, что дан­ное ограничение возможности взыскания не относится к слу­чаям обращения взыскания по заключенному автором дого­вору залога, предметом которого является принадлежащее автору исключительное право на конкретное произведение. Во всех остальных случаях взыскание может быть обращено только на права требования автора или его наследников к другим лицам по договорам об отчуждении исключительно­го права на произведение и по лицензионным договорам, а также на доходы, полученные от использования произведе­ния.

Аналогичным образом ограничивается презумпция перехода исключительных прав при отчуждении ориги­нала произведений автором, его наследниками или на­следниками наследников (статья 1291 ГК РФ). Предусма­триваемое статьей 1293 ГК РФ право следования может переходить только к наследникам автора (пункт 3 статьи 1293 ГК РФ).

При внесении изменений в ГК РФ в 2014 году пункт 2 статьи 1283 ГК РФ был дополнен положениями, отно­сящимися к случаям, в которых в состав выморочного имущества входят права одного из соавторов. Предусма­тривается, что в случае смерти одного из соавторов ис­ключительное право прекращается в части принадлежа­щего ему права, если произведение состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение. В том случае, если произведение образует неразрывное целое, доля умершего соавтора в исключительном праве переходит ко всем пережившим соавторам в равных до­лях. Справедливость подобного подхода вызывает обо­снованные сомнения, так как в силу действия данного положения доли остальных соавторов или наследников таких соавторов могут изменяться непропорциональным образом. Однако в целом сделанная оговорка устраняет возможности расхождения в толкованиях положений за­конодательства, признавая необходимость продолжения охраны созданных в соавторстве произведений при от­сутствии наследников у одного из соавторов.

Существует противоречие между положениями статьи 1283 ГК РФ, предусматривающими прекращение действия исключительного права, входящего в состав выморочного имущества, и нормой пункта 2 статьи 1151 ГК РФ, согласно которой выморочное имущество должно переходить в соб­ственность Российской Федерации. Как представляется, в связи со специальным характером рассматриваемых поло­жений пункта 2 статьи 1283 ГК РФ именно ими следует руко­водствоваться на практике. В то же время рассматриваемые положения не должны толковаться таким образом, что пре­кратившимися следует считать любые исключительные пра­ва, перешедшие к Российской Федерации в порядке насле­дования, например, по завещанию или по каким-либо иным основаниям.

Переход авторских прав на произведения по наслед­ству традиционно признается международными догово­рами в области авторского права. Так, статья 7 Бернской конвенции об охране литературных и художественных про­изведений предусматривает, что минимальный обязатель­ный для всех стран Бернского союза срок охраны в отноше­нии предоставляемых автору прав должен составлять 50 лет после года смерти автора. Исключения из этого правила допускаются только в специально предусмотренных самой Конвенцией случаях.

Установление такого срока обычно объясняется необхо­димостью обеспечить интересы детей и иных наследников автора в течение их жизни. В то же время ограничение срока охраны имущественных прав автора должно обеспечить всем членам общества возможность свободного доступа к пере­шедшим в общественное достояние произведениям. Такой подход призван содействовать процессам творчества и обе­спечивать достижение справедливого баланса интересов ав­торов, общества и государства.

После смерти автора или его наследника - физического лица принадлежавшие такому автору или наследнику иму­щественные права в отношении произведения переходят к его наследникам по закону или завещанию, причем в каче­стве последних в соответствии со статьей 1117 ГК РФ могут выступать граждане и юридические лица, а также Россий­ская Федерация, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации. Таким образом, наследниками автора могут являться не только физические лица, в том числе его ближайшие родственники или свой­ственники либо наследники по завещанию, но также юри­дические лица, в отношении которых, как представляется, должны действовать положения, установленные частью чет­вертой ГК РФ применительно к наследникам автора.

Переходить по наследству могут только имущественные права, принадлежащие наследодателям - физическим ли­цам. Однако в случае, если наследником автора по завеща­нию оказалось юридическое лицо, Российская Федерация, муниципальные образования, иностранные государства или международные организации, правопреемники таких лиц могут рассматриваться в качестве их «продолжателей» и приравниваться к другим наследникам автора в допустимых законодательством пределах.

В связи с этим юридические лица, являющиеся наслед­никами автора по завещанию, а также Российская Федера­ция, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации должны обладать всей пол­нотой полномочий, в том числе необходимых для защиты личных неимущественных прав автора, в объеме не меньшем, чем тот, который мог бы возникать у наследников автора, яв­ляющихся физическими лицами. Это позволит наилучшим образом реализовать волю автора в отношении использова­ния его произведений после его смерти и решения связанных с таким использованием вопросов.

Данный подход позволит, в частности, распространить принцип недопустимости использования произведения и распоряжения правами на произведение без согласия авто­ра или его наследника на случаи, когда наследниками автора оказываются указанные выше юридические лица или пу­блично-правовые образования.

КОЗЛОВА Мария Вячеславовна
соискатель Российской государственной академии интеллектуальной собственности

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!