Особенности оспаривания сделок должника в деле о банкротстве

В настоящее время возрастание роли института несо­стоятельности в современной российской правовой реально­сти ведет к соответствующему возрастанию роли отдельных механизмов, направленных на соблюдение баланса интере­сов должника и кредиторов в ходе процедуры банкротства.

Одним из таких механизмов является оспаривание сделок должника.

Согласно пункту 1 статьи 61.4 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», не подлежат оспарива­нию по основаниям статей 61.2 и 61.3 сделки, совершаемые на организованных торгах на основании хотя бы одной заяв­ки, адресованной неограниченному кругу участников торгов, а также действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих из таких сделок.

Данное правило безусловно. Однако, на практике его применение не так однозначно и просто как может показать­ся на первый взгляд. Противоречия возникают при толко­вании категории «сделки, совершаемые на организованных торгах».

Согласно статье 447 ГК РФ, договор может быть заклю­чен на торгах. При этом, ГК выделяет организованные торги в самостоятельный предмет регулирования, исключая его из- под действия статей 448, 449 ГК РФ.

Под организованными торгами в статье 2 Федерального закона «Об организованных торгах» от 21 ноября 2011 года № 325 (далее - Закон об организованных торгах) понимают­ся торги, в частности, биржевые, проводимые на регулярной основе по установленным правилам, предусматривающим порядок допуска лиц к участию в торгах для заключения ими договоров купли-продажи товаров, ценных бумаг, ино­странной валюты, договоров репо и договоров, являющихся производными финансовыми инструментами.

Согласно статье 1 Закона об организованных торгах, он регулирует лишь отношения, возникающие на товарном и финансовом рынках, и не распространяется на отношения, возникающие при заключении договоров путем проведения торгов в форме конкурса и аукциона в соответствии с законо­дательством РФ.

Применимо ли данное определение организованных торгов к Закону о банкротстве? Или же для целей несостоя­тельности данная категория трактуется иначе?

Если исходить из буквального толкования правовых норм, можно прийти к выводу о том, что под действие статьи 61.4 Закон о банкротстве подпадают лишь сделки, заключен­ные на организованных торгах в том смысле, в котором они толкуются Законом об организованных торгах.

Данная позиция нашла свое подтверждение в практике высшей судебной инстанции. Так, Верховный Суд РФ в опре­делении от 21 мая 2018 года № 304-ЭС18-4837 по делу № А02- 2310/2014 отметил, что заключение сделки на торгах само по себе не свидетельствует о допустимости применения пункта 1 статьи 61.4 Закона о банкротстве, который применяется, в частности, для биржевых торгов.

Вопрос о распространении рассматриваемого запрета оспаривания по банкротным основаниям на сделки, заклю­ченные с победителями публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства, а также действия по их исполнению, не нашел единообразного решения в прак­тике, в том числе, одних и тех же арбитражных судов.

Так, согласно первой позиции, торги, проводимые в рамках исполнительного производства не являются органи­зованными торгами, соответственно, отсутствуют препят­ствия для оспаривания заключенных на них сделок по при­знакам недействительности, закрепленным статьями 61.2, 61.3 Закона о банкротстве.

Такой подход прослеживается в постановлении Арби­тражного суда Дальневосточного округа от 14 июня 2016 года № Ф03-2471/2016 по делу № А24-4270/2011.

Прямо противоположная позиция содержится в опре­делении Верховного Суда РФ от 20 апреля 2015 года № 305- ЭС15-2621 по делу № А40-182422/2013, постановлении Ар­битражного суда Дальневосточного округа от 17 января 2017 года № Ф03-6196/2016 по делу № А51-32818/2014, опреде­лении Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 года № 303ЭС16- 6738(2) по делу № А51-32818/2014[5], постановлении Арбитраж­ного суда Западно-Сибирского округа от 14 декабря 2017 года № Ф04-4712/2017 по делу № А70-3765/2016[6], постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25 января 2018 года № Ф096531/17 по делу № А76-14223/201 5, определении Арби­тражного суда Вологодской области от 06 декабря 2018 года по делу № А13-2687/2018.

Таким образом, прослеживается пробел в правовом регулировании, выраженный в отсутствии законодательной трактовки содержания категории «организованные торги» применительно к пункту 1 статьи 61.4 Закона о банкротстве. Исправить ситуацию, на наш взгляд, можно путем внесения изменений в законодательство и уточнения данной катего­рии в 1 статьи 61.4 Закона о банкротстве либо путем издания соответствующих разъяснений высшей судебной инстанци­ей. Однако, в последнем случае ситуация осложняется отсут­ствием у самого Верховного Суда РФ однозначного подхода к разрешению указанного вопроса.

Устанавливая в качестве критерия признак совершения сделки в процессе «обычной хозяйственной деятельности», Закон о банкротстве не раскрывает содержание данного по­нятия.

На помощь приходит Высший Арбитражный Суд РФ, указывая в пункте 14 постановления № 63, что сделка, совер­шаемая в обычной хозяйственной деятельности, не отличает­ся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. Однако, мож­но заметить, что указанное определение размыто и наполне­но оценочными категориями, что не может не вызывать про­блем в его применении.

Согласно постановлению № 63, обычной хозяйственной сделкой может быть возврат очередной части кредита в соот­ветствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, уплата налогов и другие сделки.

Не могут быть отнесены к таким сделкам платежи со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными экономическими причинами до­срочный возврат кредита. Отмечается, что для признания сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности недостаточно одного факта совершения её в сфере, отнесен­ной к основным видам деятельности должника.

Определение сделок, не выходящих за пределы обыч­ной хозяйственной деятельности применительно к квалифи­кации крупных сделок, дается в пункте 4 статьи 78 Федераль­ного закона «Об акционерных обществах» № 208-ФЗ от 26 декабря 1995 года, пункте 8 статьи 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» № 14-ФЗ от 08 февраля 1998 года.

Данные нормы устанавливают, что сделками не выхо­дящими за пределы обычно хозяйственной деятельности, считаются любые сделки заключаемые при осуществлении деятельности обществом либо иными организациями, осу­ществляющими аналогичные виды деятельности, независи­мо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее, если они не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изме­нению ее масштабов.

По нашему мнению, указанное определение приме­нимо и при рассмотрении споров об оспаривании сделок в рамках дел о банкротстве.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой, например, постановлением Седьмого арбитражного апел­ляционного суда от 03 июля 2018 года № 07АП-1457/2016 по делу № А02-1763/2015.

Также заслуживает внимания вопрос о распределении бремени доказывания факта совершения сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности. Постановление № 63 дает следующий ответ: то, что сделка была совершена в про­цессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, доказывает другая сторона сделки, а то, что цена сделки превысила один процент стоимости активов должни­ка - оспаривающее сделку лицо. До указанных разъяснений, суды неоднозначно подходили к решению данного вопроса.

Анализируя изложенное выше, можно сделать вывод о том, что существующее на настоящий момент регулиро­вание вопроса квалификации сделок как подпадающих под действие пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве и не под­лежащих оспариванию требует совершенствования. Осо­бенности оспаривания установлены и для направленных на исполнение обязательств сделок должника, по которым он получил равноценное встречное исполнение непосредствен­но после заключения договора.

Они могут быть оспорены лишь на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Таким образом, в указан­ном исключении важное значение отводится характеру полу­ченного должником исполнения.

Во-первых, оно должно быть равноценным, во-вторых, должно быть получено именно непосредственно после за­ключения договора, то есть сразу (смотрите определение Вер­ховного Суда РФ от 09 января 2017 года № 304ЭС15-14771(11) по делу № А67-874/2014).

Анализ сложившейся судебной практики позволяет сделать вывод о том, что рассматриваемое положение пункта 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве не применяется к двусто­ронним соглашениям, направленным на погашение обяза­тельств путем зачета.

Ещё одно исключение содержит пункт 4 статьи 61.4 За­кона о банкротстве, не допускающий оспаривание по призна­кам предпочтительности сделок, связанных с исполнением денежных обязательств, вытекающих из кредитного догово­ра, или обязанности по уплате обязательных платежей.

Как отметил Верховный Суд РФ в пункте 15 «Обзора су­дебной практики по вопросам, связанным с участием упол­номоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (далее - Обзор)15, данная норма устанавливает специальный критерий недо­бросовестности, применяемый в отношении обязательных платежей. При этом, согласно пункту 16 Обзора, с момента официального опубликования сведений о введении какой- либо процедуры банкротства в отношении должника счита­ется, что указанной информацией органы, осуществляющие взыскание обязательных платежей, располагают. В данном случае, на наш взгляд, особый интерес вызывает то, как бу­дет доказываться факт осведомленности/неосведомленности кредиторов и уполномоченных органов о наличии у долж­ника просроченных обязательств. Бремя доказывания факта осведомленности возлагается на лицо, оспаривающее сделку (пункт 17 Обзора).

В качестве доказательств чаще всего приводятся, но не всегда принимаются судами: наличие опубликованных кре­диторами в установленном законом порядке сообщений о намерении обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, наличие размещенных в электронном ресурсе «Картотека арбитражных дел» текстов судебных актов о взыскании с должника денежных сумм и на­личие включенных в реестр требований кредиторов должни­ка требований иных лиц, помимо уполномоченного органа.

Нередко одни и те же обстоятельства по-разному рас­цениваются разными арбитражными судами в качестве до­казывающих или не доказывающих факт осведомленности.

Несмотря на вышеизложенное, не стоит забывать, что рассмотренные выше особенности не означают невозможно­сти оспаривания перечисленных сделок по общим основани­ям недействительности, предусмотренным § 2 главы 9 ГК РФ.

Стоит обратить внимание на ещё одно исключение из предмета оспаривания в деле о банкротстве, которое уста­новлено для граждан-банкротов пунктом 4 постановления Пленума Верховного Суда России «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» № 48 от 25 декабря 2018 года.

Так, не подлежит оспариванию сделка по отчуждению жилого помещения банкрота, если он и члены его семьи продолжают проживать в данном жилом помещении и оно не будет возвращено в конкурсную массу, так как подпадет по исполнительский иммунитет, установленный статьей 446 Гражданского процессуального кодекса РФ. И это впол­не обоснованно, поскольку такое оспаривание не достигнет цели возврата имущества в конкурсную массу должника, а лишь приводит к её необоснованному расходованию.

Таким образом, мы рассмотрели особенности оспарива­ния отдельных видов сделок должника по правилам Закона о банкротстве, выявили существующие проблемы в правовом регулировании и правоприменительной практике, обратили внимание важные позиции арбитражных судов. Надеемся, что в скором времени имеющиеся недостатки будут устра­нены, а механизм конкурсного оспаривания продолжит свое совершенствование.

ЩЕРБИН Никита Юрьевич
аспирант кафедры правового регулирования рыночной экономики РАНХиГС при Президенте Российской Федерации

ЕМЕЛИНА Людмила Анатольевна
преподаватель кафедры правового регулирования рыночной экономики РАНХиГС при Президенте Российской Федерации

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!