Неустойка и основания для ее уменьшения

Гражданское законодательство предусматривает ряд спе­циальных мер гражданско-правовой ответственности, важней­шей из которых является уплата неустойки.

Согласно ст. 330 ГК РФ неустойка представляет собой определенную законом или договором денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежа­щего исполнения обязательства, в частности в случае просроч­ки исполнения.

Правовая природа неустойки неоднозначна: с одной сто­роны, она является способом обеспечения исполнения обяза­тельства, с другой - формой гражданско-правовой ответствен­ности, поэтому нормы о неустойке в ГК РФ содержатся как в главе 23 «Обеспечение исполнения обязательств», так и в главе 25 «Ответственность за нарушение обязательств».

Однако, как не без основания считает В.А.Хохлов, «в со­временном виде неустойка практически перестала использо­ваться как средство обеспечения: при отсутствии у должника денежных средств запись в договоре о неустойке ничего не обеспечивает».

В. В. Витрянский, анализируя неустойку как форму граж­данско-правовой ответственности, указал, что основанием взыскания неустойки является правонарушение, совершив которое лицо должно нести дополнительные имущественные потери. Кроме того, кредитор не вправе требовать уплаты не­устойки, если должник не несет ответственности за нарушение обязательства. И, наконец, обязанность должника уплатить неустойку обеспечивается государственным принуждением, о чем свидетельствует включение взыскания неустойки в число предусмотренных статьей 12 ГК РФ способов защиты граждан­ских прав.

В зависимости от основания возникновения различают законную и договорную неустойку. По мнению В. В. Витрянского «привлекательность неустойки, ее широкое применение в целях обеспечения договорных обязательств объясняются прежде всего тем, что она представляет собой удобное сред­ство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств».

В соответствии со ст. 331 ГК РФ соглашение о неустой­ке должно быть совершено в письменной форме независи­мо от формы основного обязательства под страхом его не­действительности. Статьей 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусмотрено, что договором между потре­бителем и исполнителем может быть установлен более высо­кий размер неустойки, чем предусмотрел сам указанный За­кон. Но, следует отметить, что кредитор вправе не взыскивать неустойку, даже если соответствующая возможность предус­мотрена законом. Например, при взыскании в судебном по­рядке платы за жилищно-коммунальные услуги кредиторы не всегда выставляют жильцам требования о взыскании неустой­ки в виде пени.

Также следует отметить, что взыскание пени в данном случае возможно лишь при наличии правонарушения и вины гражданина. В то же время, он освобождается от уплаты пени в случае несвоевременного перечисления банком кредитору денег, своевременно уплаченных гражданином за жилое поме­щение и коммунальные услуги. Представление доказательств о невыплате и задержке заработной платы, пенсии, наличия тяжелого заболевания, приведшего к тяжелому материально­му положению, а также в случае несвоевременного информи­рования гражданина наймодателем или управляющей орга­низацией об изменении размера платы за жилое помещение и коммунальные услуги также позволяет гражданину рассчи­тывать на освобождение его от уплаты пени.

В соответствии со ст. 333 ГК РФ суд наделен правом умень­шения размера неустойки в тех случаях, когда она явно несо­размерна последствиям нарушения обязательства. По смыслу ст.ст. 332, 333 ГК РФ, установление в договоре максимального или минимального размера (верхнего или нижнего предела) неустойки не являются препятствием для снижения ее судом.

Несмотря на то, что в судебной практике положения ст. 333 ГК РФ чрезвычайно широко применяются, однако, этот вопрос для судей является не таким уж простым, о чем свиде­тельствуют многочисленные разъяснения Верховного Суда РФ. В целях обеспечения единства практики применения судами положений ГК РФ об ответственности за нарушение обяза­тельств Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 24.03.2016 года № 7 «О применении судами некоторых по­ложений Гражданского кодекса Российской Федерации об от­ветственности за нарушение обязательств» дал разъяснения по применению ст. 333 ГК РФ.

Так, в соответствии с п. 73 данного Постановления доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вслед­ствие тяжелого финансового положения, наличия задолжен­ности перед другими кредиторами, наложения ареста на де­нежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответ­чиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании статей 317.1, 809, 823 ГК РФ) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки. При этом согласно разъяснениям, содержащимся в п. 72 Постановления, размер неустойки за просрочку денеж­ного обязательства не может быть уменьшен ниже средних ставок банковского процента по вкладам физических лиц, су­ществующих в соответствующие периоды просрочки в месте жительства кредитора или месте его нахождения, если креди­тором является юридическое лицо.

На основании разъяснений, содержащихся в п. 71 указан­ного Постановления, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею прино­сящей доход деятельности, снижение неустойки судом допу­скается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 ГК РФ). В то же время, при взыскании неустойки с иных лиц правила ст. 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по ини­циативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (пункт 1 статьи 333 ГК РФ). Таким образом, суды взяли на себя иници­ативу по уменьшению неустойки по спорам, где должниками являются граждане, что необходимо признать справедливым.

Судебная практика свидетельствует, что положения ст. 333 ГК РФ о праве суда на уменьшение неустойки применяют­ся при рассмотрении различных категорий дел, в том числе жилищных, трудовых, налоговых и т.д.

В то же время, рассмотрении дел о взыскании алиментов с учетом разъяснений, данных в п. 25 Постановления Плену­ма Верховного Суда РФ от 25.10.1996 года № 9 «О примене­нии судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ ответствен­ность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустой­ки, возмещение убытков) наступает в случае образования за­долженности по вине плательщика алиментов. Такая ответ­ственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности, в связи с несвоевременной выплатой зара­ботной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.

Таким образом, должник может быть освобожден от от­ветственности за несвоевременную выплату алиментов лишь в случае представления доказательств, что такая задолженность образовалась по вине других лиц - не являющихся участником алиментных правоотношений.

В этой связи хочется отметить, что по данной категории дел размер неустойки, взыскиваемой с должника, иногда ока­зывается в несколько раз превышающей общую сумму задол­женности по алиментам, что, по нашему мнению, нельзя при­знать обоснованным.

Так, например, при рассмотрении иска М. к З. о взыска­нии неустойки за невыплату алиментов на содержание несо­вершеннолетнего ребенка суд установил, что постановлением судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментам задолженность ответчика по алиментам за период с 01.10.2013 года по 30.09.2015 год определена в размере 394 888 рублей 89 копеек, что признано обоснованным и определени­ем судебной коллегии по административным делам Верховно­го Суда РТ.

Согласно материалам дела, З. периодически производил уплату алиментов, однако в размере, не достаточном для по­гашения задолженности. В связи с отсутствием доказательств, подтверждающих наличие объективных препятствий к своев­ременной выплате алиментов, суд пришел к выводу о том, что задолженность по алиментам образовалась по вине самого от­ветчика и взыскал с него в пользу истицы неустойку за неупла­ту алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка за период с 01.10.2013 года по 30.09.2015 года в размере 1 031 536 рублей 32 копейки. Это почти в три раза превышает саму за­долженность по алиментам!

В Обзоре судебной практики «По делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также нетрудоспособных совершеннолетних детей», утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 13 мая 2015 года, отмечает­ся правильной позиции судов, которые признавали несосто­ятельными доводы ответчиков, которые ссылались на явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обяза­тельств по своевременной уплате алиментов и просили суд уменьшить размер неустойки, применив положения ст. 333 ГК РФ. Указывается, что суды правильно учитывали соответствую­щие разъяснения, содержащиеся в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2012 года, утвержден­ном Президиумом Верховного Суда РФ 26 декабря 2012 года, о том, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 ГК РФ к возникающей в соот­ветствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение. Неустойка, установленная п. 2 ст. 115 СК РФ, является специальной мерой семейно-правовой от­ветственности, гарантирующей осуществление прав нуждаю­щихся членов семьи на получение содержания, и взыскивает­ся в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов. Уменьшение неустойки положениями ст. 115 СК РФ не предусмотрено.

Однако, вышеуказанный пример судебной практики, на­глядно демонстрирующий, что размер взысканной неустойки в несколько раз превышает сумму задолженности, позволяет сделать вывод, что правила ст. 333 ГК РФ следовало бы при­менять и к неустойке, предусмотренной семейным законода­тельством. Считаю, что в данном случае сумма взыскиваемой неустойки может быть уменьшена, в то же время, она не долж­на превышать общий размер задолженности.

Кроме того, полагаю, что при определении размера не­устойки, предусмотренной семейным законодательством, су­дам следовало бы учитывать и происхождение детей, а именно рождение их вне брака или в браке. В последнем случае ре­бенок, как правило, рождается по желанию обоих родителей, поэтому ответственность отца здесь должна быть выше. По на­шему мнению, такой подход к размеру неустойки укрепил бы и институт семьи, а также повысил бы и ответственность мате­ри, которая к выбору отца своего ребенка должна подходить ответственно.

ХИСАМУТДИНОВА Лилия Вазагетдиновна
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права Казанского филиала Российского государственного университета правосудия

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!