Наследственный договор

Общественно-экономические отношения в России про­грессивно развиваются.

Граждане активно вовлекаются в сферу предпринимательства, отношения частной собствен­ности, что влечет за собой усложнение состава наследствен­ной массы. Также с каждым годом возрастает юридическая грамотность населения. Этими факторами и обусловлена не­обходимость внесения в действующее наследственное зако­нодательство изменений не только конкретизирующего ха­рактера, но и ряда положений, являющихся новеллами для российского права. Одним из основных принципов наслед­ственного права, как части отрасли гражданского права яв­ляется диспозитивность. Данный принцип характерен и для наследственного права как подотрасли гражданского права.

Наследственный договор как новелла в гражданском праве России

Целью научно-исследовательской работы является выяс­нение необходимости введения в ч. 3 ГК РФ наследственного договора как третьего основания возникновения наследствен­ных правоотношений.

Для достижения цели ставятся следующие задачи:

  1. Рассмотреть зарубежный опыт;
  2. Выявить и раскрыть сущность наследственного дого­вора;
  3. Сравнить наследственный договор с договором по­жизненного содержания с иждивением и наследованием по завещанию.

13 июня 2013 года в Государственную Думу РФ был вне­сен проект федерального закона «О внесении изменений в раздел V части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Целью законопроекта является формирование факультативной законодательной конструкции защиты иму­щественных прав граждан (прежде всего старшего поколе­ния), посредством введения нового для российского законо­дательства правового института - наследственного договора. В пояснительной записке к законопроекту указывалось, что такой правовой институт как наследственный договор нужен российскому гражданскому праву для решения одной из важных проблем.

На практике нередки случаи, когда гражданин, заклю­чивший договор пожизненного содержания с иждивением, не имеет возможности пользоваться жилым помещением, которое является для него единственным. Предусмотренная п. 1 ст. 587 Гражданским Кодексом Российской Федерации (далее ГК РФ) мера в виде нахождения перешедшей в соб­ственность плательщика ренты жилого помещения в залоге у получателя ренты фактически не решает проблему, посколь­ку обратить взыскание на предмет залога гражданин может только в случае существенного нарушения плательщиком ренты условий договора (например, не обеспечивает полу­чателя ренты достаточным уходом, содержанием, не оплачи­вает коммунальные платежи, не выплачивает установленную договором денежную сумму и др.). По нашему мнению, за­конодатель предусмотрел некую альтернативу договору по­жизненного содержания с иждивением.

Наследственный договор и договор пожизненной рен­ты являются схожими между собой институтами. Они оба направлены на передачу одной стороной имущества в соб­ственность другой стороне, за что другая сторона обязуется выполнить определенные распоряжения отчуждателя, пред­усмотренные договором. Но разница между ними суще­ствует значительная. Во-первых, в наследственном договоре обязанности приобретателя могут быть как имущественного, так и неимущественного характера (например, периодиче­ски платить отчуждателю определенную денежную сумму, завершить строительство объекта недвижимости, обрабаты­вать земельный участок, ухаживать за домашними животны­ми, оплачивать стоимость коммунальных услуг, похоронить в определенном месте и др.). А в договоре пожизненного содержания с иждивением в обязанности приобретателя входит пожизненное обеспечение отчуждателя уходом и со­держанием, другие обязанности не возлагаются. Во-вторых, в наследственном договоре право собственности к приобре­тателю переходит после смерти отчуждателя (признания его умершим), в договоре пожизненного содержания с иждиве­нием - с момента заключения договора.

Данный законопроект был принят Государственной Ду­мой 10 июля 2018 года, одобрен Советом Федерации 13 июля 2018 года. Ч. 3 ГК РФ дополнилась ст. 1140.1 наследственный договор. Если раньше российскому гражданскому праву были известны только два основания возникновения наслед­ственных правоотношений, то теперь же наследственный договор выступает третьим основанием. Данные изменения вступают в силу с 1 июня 2019 г. Учитывая этот факт, важно отметить, что судебная практика в данной научно-исследова­тельской работе использована не будет, ввиду его отсутствия.

Наследственный договор как самостоятельный институт наследственного права возник в постклассический период римского частного права. Впервые о наследственном догово­ре как о третьем основании возникновения гражданских пра­воотношений говорится в Кодексе Юстиниана как договор о доверии. Впоследствии наследственный договор появился в средневековом германском праве. Идея наследственного договора распространилась за пределами Германии после принятия Германского гражданского уложения (далее ГГУ). Как отмечает О. А. Пучков, основные свойства наследствен­ного договора, регламентированные ГГУ, были впоследствии восприняты правовыми системами других стран Европы - Швейцарией, Австрией, Польшей и др. Позже наслед­ственный договор появился в праве африканских, латиноа­мериканских стран. Неординарная модель наследственного договора появилась также в праве Англии и США. Однако наибольшее развитие и распространение наследственный договор получил в ФРГ. Там наследственными договорами регулируется 15 % всех наследственных правоотношений, в Англии - 45 %, в Швейцарии - 75 %. В Англии наследственный договор-это договор, по которому одна из сторон в обмен на полученное от другой стороны встречное предоставление обязуется включить в завещание определенные положения. Здесь особое внимание следует уделить тому, что речь идет о том, что одна сторона обязуется включить в завещание вто­рую сторону в качестве наследника и передать определенное имущество, а вторая сторона единовременно выплатить или периодически уплачивать определенную денежную сумму. Основное предназначение наследственного договора - это получение одной стороной (потенциальный наследода­тель) встречного требования при жизни. В ст. 1140.1 ГК РФ о встречном предоставлении особо ничего не говорится. По мнению С. Л. Будылина, изменения, внесенные в ч.3 ГК РФ, были преждевременны, поскольку законопроект был «ку­старен». Юридические конструкции, которые используются в нем, оставляют впечатление незавершенности, неясности, дефектности, непонятно как эти нормы будут работать в ре­альной жизни. Также автор обращает внимание на то, что законопроект принимался без широкого обсуждения. Мы согласны с автором, что, если не наследование имеет боль­шую значимость для всего населения и затрагивает почти каждого.

Сущность наследственного договора состоит в том, что наследодатель может заключить с любым из лиц, которые могут призываться к наследованию наследственный договор. Наследником может быть, как физическое, так и юридиче­ское лицо. Появляется новый (третий) субъект наследования - третье лицо, которое не является стороной договора, но мо­жет быть выгодоприобретатель по договору. Содержанием наследственного договора определяются круг наследников, порядок перехода прав на имущество наследодателя после его смерти. Также может содержаться условие о душеприказ­чике и возлагаться на участвующих в наследственном догово­ре лиц обязанность совершить какие-либо, не противореча­щие закону действия имущественного и неимущественного характера, в том числе исполнить завещательные возложе­ния и завещательные отказы. Мы хотим обратить внимание на формулировку «может» т. е. тут действует принцип дис­позитивности, условие о встречном предоставлении может отсутствовать. Наследственный договор составляется в пись­менной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Наследодатель может заключить один или несколько наслед­ственных договоров с одним или несколькими наследниками. Если же предметом двух и более договоров является одно и то же имущество, то приоритет имеет наследственный дого­вор, заключенный ранее. Наследодатель может в любое вре­мя совершить односторонний отказ от наследственного до­говора. Но прежде он обязан уведомить всех сторон договора об отказе. Тут у нас возникает вопрос: «В чем тогда смысл наследственного договора, если от него можно так легко от­казаться?». Другие стороны наследственного договора имеют право совершить односторонний отказ от наследственного договора по закону или по наследственному договору (если возможность одностороннего отказа предусмотрен догово­ром). Изменение и расторжение наследственного договора допускается только при жизни сторон договора по их согла­шению или на основании судебного решения в связи с суще­ственным изменением обстоятельств. Заключение наслед­ственного договора не умаляет права лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Особое внимание следует уделить последнему пункту ст. 1140.1 ГК РФ: наследодатель может любым способом распоряжаться имуществом, явля­ющимся предметом наследственного договора и совершать любые сделки в отношении этого имущества.

По мнению И. Г. Ренца и Е. Ю. Петрова, внедрение ин­ститута наследственного договора означает парциальный отказ от принципа свободы распоряжения имуществом на случай смерти. По нашему мнению, тут о частичном отка­зе говорить не приходится, поскольку п. 12 ст. 1140.1 ГК РФ закрепил возможность распоряжаться имуществом, которое является предметом наследственного договора, любым спо­собом.

С введением института наследственного договора, заве­щание отступит на второй план. При составлении завеща­ния относительно имущества, являющегося предметом на­следственного договора, завещание признается ничтожным в части данного завещательного распоряжения. При этом такое завещание будет являться ничтожным независимо от того, в какой момент оно было составлено до или после за­ключения наследственного договора. Существенное отличие между наследственным договором и завещанием заключает­ся в юридической природе этих юридических фактов. Заве­щание - это одностороння сделка, а наследственный договор

  • двусторонняя. Законодатель предусмотрел приоритет на­следственного договора перед завещанием. В случае, если на­следодатель составил на одного сына завещание, а со вторым заключил наследственный договор на одну и туже квартиру, завещание будет являться ничтожным.

В научных кругах сложились противоречивые мнения относительно того, нужен ли наследственный договор рос­сийскому гражданскому праву. По мнению О. Е. Алексико- вой, эвентуальность наследственного договора в российском наследственном законодательстве, несмотря на позитивный опыт зарубежных стран, является несвоевременным. Брави­рование весомости индивидуального имущественного аспек­та наследственных отношений и экскортирующее ограниче­ние свободы завещателя распоряжаться своим имуществом на случай смерти требуют досконального анализа субстан­циональных положений наследственного договора как ос­нования наследования. Еще одной отрицательной чертой наследственного договора является его со относимость с заве­щанием. Наследственный договор делает завещание ничтож­ным полностью или в определенной части.

Н. Ю. Рассказова считает, что наше общество консерва­тивно и пока не готово к таким изменениям. По ее мнению, законопроект был изначально недоделан и неясно в чем обя­зывающая сила наследственного договора.

По нашему мнению, с одной стороны, наследственный договор защищает права заключивших его сторон, а с другой

  • наделяет нерадивых наследников дополнительным инстру­ментом оспаривания неугодных завещаний, то есть возника­ет риск появления бутафорных наследственных договоров. К положительной стороне наследственного договора можно отнести то, что он позволяет рентабельно определить судьбу имущества после ухода собственника. Это особенно касает­ся юридических лиц, которые заинтересованы в продолже­нии бизнеса. Мы считаем, что законопроект действительно был недоделан и изменения, в ч. 3 ГК РФ преждевременны. Нецелесообразно сравнивать положения ст. 1140.1 ГК РФ с положениями ГГУ о наследственном договоре. В ГГУ наслед­ственный договор более детально урегулирован (данному ин­ституту посвящен целый раздел). Также хотим отметить не­которые недочеты, с которыми мы столкнулись при научном исследовании. В частности, в п. 12 ст. 1140.1 говорится о том, что наследодатель может любым способом распоряжаться имуществом, которое является предметом наследственного договора. Завещание - это один из многочисленных спосо­бов распоряжения имуществом. При составлении завеща­ния относительно имущества, являющегося предметом на­следственного договора, завещание признается ничтожным в части данного завещательного распоряжения. Об эффек­тивности введения наследственного договора в ч. 3 ГК РФ мы можем говорить тогда, когда эти нормы будут действовать в реальной жизни, опираясь на судебную практику.

АШУРБЕКОВА Регина Фейтулаховна
магистрант Юридического института Дагестанского государственного университета

СУЛЕЙМАНОВА Салтанат Ахмедовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Юридического института Дагестанского государственного университета

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!