Накопительно-ипотечная система жилищного обеспечения военнослужащих

Рассматривая и разрешая проблематику рассмотрения военными судами дел о реализации прав на участие в нако­пительно-ипотечной сиситеме жилищного обеспечения воен­нослужащих и членов их семей необходимо подчеркнуть,

что несмотря на сравнительно короткий исторический отрезок с момента опубликования, вступления в силу и действия правовоых норм, регламентирующих данную сферу общественных отношений накоплен вполне определенный по объему и со­держанию опыт рассмотрения судами различных юрисдик­ций данной категории жилищных споров.

Анализ изучения и обобщения судебной практики пока­зывает, что военные суды в основном правильно применяют положения законодательства Российской Федерации по во­просам реализации прав на участие в накопительно-ипотеч­ной системе жилищного обеспечения военнослужащих и чле­нов их семей. Вместе с тем по ряду вопросов суды по-разному трактуют действующее законодательство, допускают ошибки в судебных постановлениях в применении норм материально­го права, которые являются предметом обжалования в окруж­ных (флотских) военных судах и в Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации.

Практика рассмотрения военными судами дел о реализации прав на участие в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих и членов их семей:актуальные проблемы и пути их решения

В целях единообразного формирования судебной прак­тики в статье предлагается анализ правильного разрешения отдельных проблемных вопросов военными судами дел дан­ной категории.

  1. Принимая к рассмотрению заявления лиц об участии в накопительно-ипотечной сиситеме жилищного обеспечения военнослужащих, судам необходимо исходить из того, что к таковым участникам относятся те категории военнослужащих, общая продолжительность военной службы которых состав­ляет три года начиная с 1 января 2005 г. Так, решением жи­лищной комиссии воинской части III. отказано во включении в реестр участников накопительно-ипотечной состеме, посколь­ку заявитель, поступивший на военную службу по контракту 27 декабря 2005 г., на момент присвоения воинского звания прапорщика 17 декабря 2009 г. имел выслугу более трёх лет. Данное решение заявитель оспорил в судебном порядке.

Решением Волгоградского гарнизонного военного суда за­явление удовлетворено.

В апелляционной жалобе представитель командира и жилищной комиссии просили решение суда отменить и при­нять новое решение, поскольку такое право имеют прапорщи­ки, заключившие первые контракты о прохождении военной службы после 1 января 2005 г., общая продолжительность во­енной службы по контракту которых составляет три года. За­явитель же на момент достижения в декабре 2008 года выслуги три года не имел воинского звания прапорщика, а при при­своении такого воинского звания он уже имел выслугу более трёх лет.

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия Северо­Кавказского окружного военного суда признала решение суда законным и обоснованным.

В соответствии с подп. 3 п. 1 и подп. 3 п. 2 ст. 9 Феде­рального закона «О накопительно-ипотечной системе жи­лищного обеспечения военнослужащих» к участникам НИС относятся прапорщики, общая продолжительность военной службы по контракту которых составит три года начиная с 1 января 2005 г., при этом основанием для включения пра­порщиков, заключивших первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 2005 г., является общая про­должительность их военной службы по контракту три года. Поэтому жилищные права прапорщиков, поступивших на военную службу по контракту с указанной даты, подлежат реализации путём их участия в накопительно-ипотечной си­стеме жилищного обеспечения военнослужащих. При этом то, что общая продолжительность военной службы заявите­ля составила три года в 2008 г., а при присвоении воинского звания прапорщика в 2009 г. он имел выслугу более трёх лет, вопреки доводам, изложенным в жалобе, не препятствовало его включению в реестр участников накопительно-ипотечной сиситемы.

  1. Рассмтаривая основания для включения военнослужа­щего федеральным органом исполнительной власти, в кото­ром федеральным законом предусмотрена военная служба, в реестр участников для лиц, окончивших военные професси­ональные образовательные организации начиная с 1 января 2005 г. и заключивших первый контракт о прохождении во­енной службы до 1 января 2005 г., судам следует исходить из того, что таким основанием является обращение в письменной форме об их включении в реестр участников.

Так, старший лейтенант М. обратился в Грозненский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным решение директора Департамента жи­лищного обеспечения Минобороны России (далее - ДЖО) об отказе включить его в реестр участников накопительно-ипо­течной сиситемы с 18 августа 2009 г.

В своём заявлении М. утверждал, что приобрёл право на включение в реестр с момента получения первого воинского звания офицера в связи с окончанием Нижегородского выс­шего военно-инженерного командного училища. При этом с соответствующим рапортом он обратился к командованию во­инской части 18 августа 2009 г.

В письменных возражениях представитель ДЖО поясни­ла, что М., зарегистрировав рапорт в журнале учёта, получил его на руки. При этом командир воинской части, направив ходатайство о включении заявителя в реестр с даты регистра­ции его письменного обращения с рапортом, превысил свои полномочия. Кроме того, на рапорте отсутствует резолюция командира воинской части.

В суде установлено, что М. с 1 августа 2004 г. полагается за­ключившим контракт о прохождении военной службы на вре­мя обучения в военном институте и пять лет после его оконча­ния, а с 21 июня 2009 г. ему присвоено первое воинское звание офицера - лейтенант в связи с окончанием Нижегородского высшего военно-инженерного командного училища.

Как следует из рапорта от 18 августа 2009 г., М. просил включить его в реестр. Из заключения по материалам админи­стративного расследования от 20 ноября 2013 г. следует, что со­трудник, исполняющий обязанности по формированию спи­сков и подготовке необходимых документов для включения военнослужащих в реестр, несмотря на привлечение его ранее к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее испол­нение должностных обязанностей, впоследствии вновь не вы­полнил необходимую процедуру и не направил документы М. на включение в реестр. Приказом командира воинской части от 25 февраля 2014 г. установлено ненадлежащее исполнение служебных обязанностей упомянутым сотрудником, в связи с чем указано на необходимость направления документов заяви­теля для включения в реестр с 18 августа 2009 г.

17 марта 2014 г. командир воинской части во избежание ущемления права военнослужащего обратился в адрес началь­ника федерального государственного казённого учреждения «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации с ходатай­ством о включении М. в реестр с даты подачи им рапорта - 18 августа 2009 г., однако документы М. в связи с нарушением тре­бований законодательства были возвращены в воинскую часть.

Из сообщения ДЖО от 11 июня 2014 г. следует, что М. не включён в реестр, поскольку у данного военнослужащего от­сутствует право включения в реестр НИС с 18 августа 2009 г.

Согласно подп. 1 п. 1 и подп. 5 п. 2 ст. 9 Федерального за­кона «О накопительно-ипотечной системе жилищного обе­спечения военнослужащих» к участникам НИС относятся лица, окончившие военные профессиональные образователь­ные организации или военные образовательные организации высшего образования и получившие в связи с этим первое во­инское звание офицера начиная с 1 января 2005 г.. Таким об­разом, суд признал законным включение старшего лейтенанта М. в реестр участников накопительно-ипотечной сиситемы с 18 августа 2009 г.

  1. Участие одного из супругов-военнослужащих в накопи­тельно-ипотечной системе не позволяет другому супругу реа­лизовать право на жилищную субсидию с учётом права этого супруга как члена семьи военнослужащего.

Так, старшему прапорщику К., уволенному с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, имеющему общую продолжительность военной службы в ка­лендарном исчислении более 23 лет, и двум его детям терри­ториальным отделением (заселения) г. Улан-Удэ ФГКУ «Восто- крегионжилье» Минобороны России предоставлена субсидия для приобретения жилого помещения без учёта его супруги, поскольку она - военнослужащая - участник НИС.

Полагая свои права нарушенными, К. обратился в Кях- тинский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором просил признать указанные действия незаконными, обязав упомянутое должностное лицо включить супругу, как члена его семьи, в качестве нуждающейся в жилом помещении. Ре­шением гарнизонного военного суда К. отказано в удовлетво­рении его требований.

Окружной военный суд оставил решение гарнизонного военного суда в силе, указав следующее.

Абзацем двенадцатым п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусмотрено обеспечение жилым помещением военнослужащих - граждан, обеспечи­ваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанных нуждающимися в жилых поме­щениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на воен­ной службе, по состоянию здоровья или в связи с организаци­онно-штатными мероприятиями при общей продолжитель­ности военной службы 10 лет и более федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, в том числе путём предостав­ления жилищной субсидии.

На основании п. 15 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» к участникам НИС, наряду с другими, от­носятся сержанты, заключившие второй контракт о прохож­дении военной службы не ранее 1 января 2005 г., изъявившие желание стать участниками НИС.

Супруга заявителя - младший сержант К. в марте 2012 года заключила новый (второй) контракт о прохождении во­енной службы и на основании её рапорта включена в реестр участников НИС.

При таких данных участие супруги К. в НИС не позволяет ему претендовать на получение жилой площади посредством жилищной субсидии с учётом его супруги, как члена семьи за­явителя, в связи с чем при предоставлении К. жилищной суб­сидии должен учитываться состав его семьи без учёта супруги.

  1. Общая продолжительность военной службы воен­нослужащего - участника накопительно-ипотечной системы определяется на дату исключения военнослужащего из спи­сков личного состава воинской части

Решением Улан-Удэнского гарнизонного военного суда удовлетворено заявление К., на военного коменданта военных сообщений возложена обязанность представить по подчинён­ности в соответствующий орган военного управления сведе­ния на перечисление заявителю денежных средств с его нако­пительного именного счёта.

Определением Восточно-Сибирского окружного военно­го суда решение гарнизонного военного суда в части удовлет­ворённых требований было отменено, по делу принято новое решение - об отказе К. в удовлетворении заявления.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховно­го Суда Российской Федерации, рассмотрев кассационную жа­лобу К., установила, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

К., проходивший военную службу с 1 августа 2000 г. (даты поступления в военную образовательную организацию высше­го образования), приказом командующего войсками Сибир­ского военного округа от 26 декабря 2009 г. уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и приказом военного коменданта военных сообщений исклю­чён из списков личного состава комендатуры с 11 января 2011 г.

Согласно пп. 10 и 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»2 началом военной службы для граждан, не проходивших во­енной службы и поступивших в военные образовательные ор­ганизации высшего образования, считается дата зачисления в указанные образовательные организации, а окончанием воен­ной службы - дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Следовательно, общая продолжительность военной служ­бы К. на момент исключения из списков комендатуры военных сообщений, вопреки выводу суда апелляционной инстанции, составляла более 10 лет.

В период военной службы, в декабре 2005 года, К. был включён в реестр участников НИС. В связи с предстоящим увольнением заявитель в ходе беседы и в рапорте просил реа­лизовать его право на жилищное обеспечение в рамках НИС, однако на день исключения из списков личного состава комен­датуры денежные средства с накопительного именного счёта ему перечислены не были.

В связи с этим К. 6 июня 2011 г. вновь обратился к воен­ному коменданту с заявлением о перечислении денежных средств с его накопительного именного счёта, однако получил отказ.

Согласно ст. 10 Федерального закона «О накопитель­но-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослу­жащих» одним из оснований для возникновения права на использование накоплений, учтённых на именном накопи­тельном счёте участника, является увольнение военнослужа­щего, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, в связи с организационно-штатными мероприятиями.

После увольнения участника НИС с военной службы его именной накопительный счёт, согласно п. 2 ст. 13 указанного закона, закрывается и его участие в НИС прекращается. По­рядок использования накопленных средств после закрытия именного накопительного счёта участника определяется Пра­вительством Российской Федерации.

Во исполнение требований названного закона Правитель­ством Российской Федерации постановлением от 7 ноября 2005 г. № 655 утверждены Правила использования накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих, согласно пп. 19 и 20 которых после закрытия именного накопительного счёта накопления для жилищного обеспечения, предназначенные для использования бывшим участником НИС, учитываются на специальном депонентном счёте, для получения денежных средств с которого бывший участник НИС подает рапорт (за­явление) по последнему месту службы.

В связи с изложенным суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что право заявителя на получение накоплений, учтённых на его именном накопительном счёте, а впоследствии - на специальном депонентном счёте, после ис­ключения из списков личного состава комендатуры утрачено не было.

МОГИЛЕВСКИЙ Григорий Александрович
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Новосибирского военного института имени генерала армии И. К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации

САНИН Евгений Павлович
доцент кафедры гражданского права и процесса Новосибирского государственного технического университета; доцент кафедры гражданского права Новосибирского военного института имени генерала армии И. К. Яковлева войск национальной гвардии Российской Федерации

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!