Юристы и адвокаты по гражданскому праву

Юридическая онлайн консультация по гражданским делам

Медицинское обследование лиц, вступающих в брак

Вряд ли стоит спорить с тем, что семья - это в большей степени явление социальное, а уж потом правовое.

Тем не менее, чтобы признаваться семьей в полном смысле это­го слова, необходимо соблюсти определенные требования, устанавливаемые законом. Наличие факта совместного про­живания, рождения детей, ведения общего хозяйства еще не является основанием для признания общности быта семьей. В свое время Г.Ф. Шершеневич заметил, что «для юриста важна совокупность условий, при наличности которых сожи­тельство лиц разного пола приобретает законный характер, т.е. влечет за собой все последствия законного брака». Од­ним из юридических фактов, порождающих возникновение семейных правоотношений, является заключение брака. С тех пор, как с принятием декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о веде­нии книг актов гражданского состояния» (далее - Декрет 1917 года) гражданский брак стал единственной признаваемой формой брачного союза, закон предусматривает необходи­мость выполнения определенных требований, связанных не только с обязательной государственной регистрацией актов гражданского состояния, но и с соблюдением условий, при которых разрешено вступать в брак. Российское семейное за­конодательство предусматривает исчерпывающий перечень таких условий. Статья 12 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) к условиям вступления в брак относит взаимное добро­вольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Содержание действу­ющего закона свидетельствует о том, что отношение законо­дателя к требованиям, предъявляемым к будущим супругам, сформированным на протяжении столетия, существенно не изменились. Первый постреволюционный семейный закон к таковым относил достижение брачного возраста и взаимное добровольное согласие. На смену Декрета 1917 года пришел Кодекс законов о браке, семье и опеке 1926 года, ст.ст. 4, 132 которого для регистрации брака требовали не только взаим­ного согласия брачующихся и достижение ими брачного воз­раста, но и предоставления подписки о том, что они взаимно осведомлены о состоянии здоровья, в частности, венериче­ских, духовных и туберкулезных заболеваниях. При этом от­ветственное должностное лицо, регистрирующее брак, с целью уведомления обязано было не только прочесть им со­держание статей закона об условиях и препятствиях вступле­ния в брак, но и предупредить об уголовной ответственно­сти за ложные показания. Необходимо отдать должное, что тогда впервые на законодательном уровне появилась норма о необходимости ставить в известность будущих супругов о состоянии здоровья друг друга.

Пришедший на смену Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года также предусматривал обязанность органов ЗАГС, принимающих заявление о заключении брака, удостове­риться в том, чтобы лица, вступающие в брак, были взаимно осведомлены о состоянии здоровья друг друга. При этом за­конодатель не настаивал на том, чтобы результаты медицин­ского обследования одного обязательно должны быть извест­ны другому. К тому же выполнение этой обязанности было мало связано с достоверностью получаемой информации, поскольку «молодожены по самым различным соображени­ям могут и не проявлять интереса к состоянию здоровья друг друга».

Аналогичными по своему содержанию были статьи всех других республиканских кодексов о браке и семье, что сви­детельствовало о том, что существующие в действующих на то время законах формулировки не создавали фактически никаких препятствий к заключению брака по медицинским показаниям, что, по мнению А. М. Нечаевой, не способство­вало заблаговременному устранению причин распада семьи вследствие заболевания одного из супругов. И уже тогда, бо­лее 30-ти лет назад автором была высказана мысль о необхо­димости представления медицинских документов при бра­косочетании как непременное условие регистрации брака.

В последнее время внимание к институту семьи со сторо­ны государства стало беспрецедентным. Различные програм­мы поддержки семьи во всех сферах доказывают неравноду­шие и озабоченность государства за возрождение здоровой нации. Государство наконец-то осознало, что его процвета­ние зависит от общества, которое формируется в отдельно взятой семье. И это закономерно. В свое время святитель Фи­ларет, митрополит Московский сказал: «В семействе лежат семена всего, что потом раскрывается и возрастает в великом семействе, которое называется государством».

С 1 марта 1996 г. в РФ действует новый институт семей­ного права - медицинского обследования лиц, вступающих в брак, Согласно ст. 15 СК РФ лица, вступающие в брак, могут пройти медицинское обследование и консультирование по медико-генетическим вопросам в медицинских организаци­ях государственной и муниципальной системы здравоохра­нения. Пункт 2 ст. 15 СК РФ особое внимание обращает на тот факт, что результаты обследования лица, вступающего в брак, составляют врачебную тайну и могут быть сообщены лицу, с которым оно намерено заключить брак, только с со­гласил лица, прошедшего обследование. Как мы видим, за­конодатель настаивает на том, что предоставленное законом право может быть реализовано брачующимися только по их желанию, и к условиям заключения брака не относится. Об этом свидетельствует содержание не только ст.ст. 12, 14 СК РФ, но и ст. 27 Федерального закона «Об актах гражданско­го состояния», которая требует от брачующихся при подаче совместного заявления подтверждать лишь взаимное добро­вольное согласие на заключение брака, а также отсутствие обстоятельств, препятствующих заключению брака. И здесь как никогда видна чрезвычайно сложная миссия государства в попытке упорядочить семейные отношения. Совершенно очевидно, что целью подобного нововведения являлось не столько выявление врожденных и наследственных болезней у будущих супругов, предупреждение их у будущего поко­ления, сколько осведомление брачующихся о состоянии здо­ровья друг друга. С первого взгляда может показаться, что появление института медицинского обследования лиц, всту­пающих в брак, подтверждает озабоченность государства за здоровье нации, поскольку неосведомленность о состоянии здоровья будущих супругов может привести к различным негативным последствиям как для здоровья другого супру­га, так и для здоровья будущих поколений в целом. В связи с чем на этапе заключения брака законодатель «закрепляет гарантии предупреждения браков заведомо нежелательных с позиции медико-генетических качеств партнеров, создаю­щих угрозу здоровью другого супруга или их потомству». Однако учитывая добровольность прохождения медицин­ского обследования, которая приводит к тому, что к соот­ветствующим процедурам прибегает незначительная часть граждан, по сути, исследуемая норма является «мертвой», не дающей никакой гарантии заинтересованным лицам на ко­нечный результат, поскольку п. 2 ст. 15 СК РФ рассматривает результаты подобного обследования как объект врачебной тайны, результаты которого могут быть сообщены другому лицу, вступающему в брак, только с согласия прошедшего обследование. Существующая формулировка позволяет со­гласиться с выводом И. А. Михайловой о том, что ст. 15 СК РФ, направленная на профилактику и предупреждение за­болеваний, угрожающих здоровью и жизни граждан, рожде­ние здоровых детей, создание благоприятных условий разви­тия семейных отношений, являясь единственным известным инструментом информирования потенциальных супругов о состоянии здоровья друг друга, вызывает сомнение, по­скольку не выполняет возложенные на нее функции. Созда­вая подобные нормы, государство пытается «убедить своих граждан в том, что оно охраняет права и законные интересы, вытекающие из брачных и семейных отношений».

С другой стороны, формулируя таким образом ст. 15 СК РФ, государство придерживается общей концепции сохра­нения врачебной тайны. Так, ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусмотрено, что сведения о состоянии здоровья и диагнозе гражданина, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Тем не менее, п.4 указанной статьи допускает в случаях, предусмотрен­ных законом, возможность разглашать некоторые сведения, составляющие врачебную тайну. Таким образом, следует кон­статировать тот факт, что государство, предоставив основные права и свободы человеку, не отрицает возможности вмешаться в его частные дела в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоро­вья, прав и законных интересов других лиц, что не противоре­чит ст. 55 Конституции РФ. Отчего же п. 2 ст. 15 СК РФ подоб­ную возможность отрицает? Когда речь идет о субъективных правах, подобные ограничения могут быть вполне оправданны­ми. К тому же это не противоречат принципу недопустимости произвольного вмешательства в дела семьи. Государство тем самым не вмешивается в дела семьи, а таким способом пыта­ется защищать права граждан, живущих по закону этого госу­дарства; к тому же семейное законодательство превращается в инструмент охраны «функционирующей» семьи с момента за­ключения брака, а в этом случае семьи в юридическом смысле еще не возникло.

Следует заметить, что в последнее время институту ме­дицинского обследования лиц, вступающих в брак, уделяется внимание не только российским законодателем. Так, интере­сен результат сравнительного анализа законодательства не­которых бывших союзных республик относительно данного вопроса. Гражданский кодекс Литовской Республики, третья книга которого регулирует семейные отношения, рекоменду­ет проходить проверку состояния здоровья лиц, желающих заключить брак, при этом отсутствие документа о состоянии здоровья не является препятствием к заключению брака. Статья 16 Семейного кодекса Кыргызской Республики и ст. 14 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье по своему содержанию идентична ст. 15 СК РФ, предусматривающей право будущих супругов пройти медицинское обследование. Семейный кодекс Республики Армении (далее - СК Арме­нии) также как и российский закон, достаточно демократи­чен в вопросе медицинского обследования. Статья 12 закона предоставляет возможность ознакомления будущего супруга с результатами обследования только с согласия лица, прошедшего обследование; при этом законодатель расширяет перечень заболеваний, сокрытие которых может повлечь за собой возможность признания брака недействительным. В отличие от п. 3 ст. 15 СК РФ, СК Армении не ограничивается венерическими заболеваниями и ВИЧ-инфекцией, а допол­няет перечень психическими болезнями, наркоманией и ток­сикоманией.

Кодекс Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» также предоставляет право пройти медицинское и медико-генетическое обследование лицам, вступающим в брак по вопросам охраны репродуктивного здоровья лиц. При этом интересно отметить, что результаты обследования могут быть сообщены лицу, только с согласия прошедшего обследования, если при этом не было выявлено заболевание, создающее угрозу для здоровья другого лица, вступающего в брак.

Статья 21 Семейного кодекса Туркменистана предлагает брачующимся по взаимному согласию пройти медицинское обследование, результаты которого также являются врачеб­ной тайной и сообщаются только им. При этом закон обязы­вает органам ЗАГС удостовериться в том, что брачующиеся взаимно осведомлены о состоянии здоровья, а в случае, если лицо скрыло от другого наличие у него кожно-венерическо­го заболевания или ВИЧ-инфекции либо иного заболевания, признанного Всемирной организацией здравоохранения опасным для семейных отношений, предоставляет право за­интересованным лицам требовать признания брака недей­ствительным.

Статья 1116 Гражданского кодекса Грузии предусма­тривает обязанность информирования о состоянии здоровья лиц, вступающих в брак при регистрации брака, однако до­стоверность такой информации никто не проверяет.

Семейный кодекс Украины не требует прохождения новобрачными обязательного медицинского обследования, при этом украинский законодатель допускает возможность признания брака недействительным, если сокрытие сведе­ний о состоянии здоровья одного из брачующихся привело к нарушению физического или психического здоровья другого супруга или их потомков.

Гражданский кодекс Латвийский Республики, напро­тив, обязывает будущих супругов до заключения брака пред­ставить свидетельство врача государственного учреждения или учреждения самоуправления о состоянии их здоровья. Подобная ситуация наблюдается и в Азербайджанской Ре­спублике, Семейный кодекс которой также обязывает бра- чующихся предоставлять справки, удостоверяющие прохож­дение ими медицинского обследования. Отказ представить справку о прохождении медицинского обследования являет­ся препятствием для вступления в брак.

Особое уважение вызывает подход законодателя Уз­бекистана к исследуемой проблематике, Семейный кодекс которого обязывает проходить медицинское обследование лицам, не достигшим 50-ти лет. С целью формирования здоровой семьи, предупреждения рождения детей с наслед­ственно обусловленными и врожденными заболеваниями постановлением Кабинета министров Республики Узбеки­стан было утверждено Положением о медицинском обследо­вании лиц, вступающих в брак, в котором подробно раскрыт порядок проведения обследования. В соответствии с Поло­жением, медицинское обследование проводится в течение двух недель врачами-психиатрами, наркологами, дермато­венерологами, фтизиатрами по направлению, выданному для прохождения медицинского обследования органами ЗАГС, которые регистрируются в книге регистрации заявле­ний о вступлении в брак. Это императивное правило касает­ся и лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и иностранных граждан, и лиц без гражданства, вступающих в брак с гражданами Республики Узбекистан. Заключение медицинского обследования должно отражаться в справке, срок действия которой ограничен тремя месяцами. При этом ответственный работник должен разъяснить заинтересован­ным лицам о возможных последствиях выявленных заболева­ний после заключения брака. При регистрации брака органы ЗАГС должны удостовериться в прохождении будущими су­пругами медицинского обследования и осведомленности их о результатах этого обследования. В случае выявления забо­леваний, требующих незамедлительного прохождения курса лечения, лица должны направляться в соответствующие ле­чебные учреждения. Если в результате обследования у сторон выявлено заболевание, предусмотренное приложением 1 к указанному Положению, регистрация брака производится после подтверждения осведомленности сторон о результатах этого обследования. Как мы видим, законодатель не предус­матривает запрет на вступление в брак, но обязывает инфор­мировать обоих вступающих в брак о наличии определенных заболеваний. В подобных нормах, на наш взгляд, выражается четко выраженная забота государства о своих гражданах.

В свое время А. М. Нечаева предложила на законода­тельном уровне предусмотреть минимальный перечень бо­лезней, исключающих возможность вступления в брак. Мы не согласны с такой категоричностью, однако не можем от­рицать того факта, что лица, вступающие в брак должны быть проинформированы о том, носителями каких забо­леваний являются их будущие супруги. И в этой связи ло­гичным было бы Минздраву РФ разработать перечень забо­леваний, при наличии которых лица, вступающие в брак, и прошедшие медицинское обследование, должны быть вза­имно осведомлены о состоянии здоровья друг друга. Подоб­ная осведомленность брачующихся стала бы своеобразным правовым барьером, предостерегающих членов семьи от воз­можных опасностей. На наш взгляд, законодатель должен за­думаться не о том, как увеличивать перечень оснований для признания брака недействительным, расширив п. 3 ст. 15 СК РФ, поскольку не эта цель должна быть приоритетной. Не­обходимо разработать механизм предупреждения подобных ситуаций, связанных со злоупотреблением права, поскольку совершенно очевидно, что всегда лучше предотвратить пра­вонарушение, чем бороться с его последствиями.

Тем не менее, справедливости ради, необходимо при­знать, что появление ранее незнакомого российскому праву института медицинского обследования лиц, желающих всту­пить в брак, позволяет говорить о новых тенденциях в раз­витии российского законодательства, где человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

КОЖИНА Юлия Алексеевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Академии ФСИН России

ЮНУСОВ Муслим Абдулжабарович
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Академии ФСИН России

  • All
  • Договор купли продажи
  • Долевое строительство
  • Неустойка
  • ОСАГО
  • Принятие наследства
  • автогражданская ответственность
  • авторское право
  • агентский договор
  • адвокатура
  • акт приема передачи животного по договору купли продажи
  • алименты
  • аренда земли
  • банковская тайна
  • банкротство
  • банкротство гражданина
  • бенефициар
  • военная ипотека
  • возмещение убытков
  • возмещение ущерба
  • выгодоприобретатель
  • государственная регистрация залога исключительных прав
  • государственная регистрация недвижимости
  • гражданское право
  • гражданско правовая ответственность
  • доверительное управление
  • договор ипотеки
  • договор купли продажи животных
  • договор на оказание медицинских услуг
  • договорное наследование
  • договор об участии в долевом строительстве
  • договор поручения
  • договор поставки
  • договор потребительского микрозайма
  • договор страхования
  • договор условного депонирования
  • договор хранения
  • договор эскроу счета
  • дорожно транспортные происшествия
  • жилищная собственность
  • завещание
  • закон о банкротстве\
  • защита авторских прав
  • защита жилищных прав
  • исключение из ЕГРЮЛ
  • исключительное право
  • коммерческая тайна
  • кредитная организация
  • купля продажа недвижимости
  • ломбард
  • материнский капитал
  • медиация
  • медицинская деятельность
  • медицинская тайна
  • наследование
  • наследственный договор
  • наследство
  • недвижимое имущество
  • несовершеннолетний собственник жилья
  • нотариат
  • нотариус
  • обманутые дольщики
  • обращение взыскания на имущество должника
  • органы опеки и попечительства
  • парковочное место
  • подрядные работы
  • право автора на макияж
  • право автора на тату
  • правовой режим и правовое регулирование оборота животных
  • правовой режим медицинской тайны
  • право ребенка на алименты
  • предпринимательский договор
  • прекращение договора
  • пропуск срока принятия наследства
  • расторжение брака
  • самозанятые лица
  • семейное насилие
  • совместное банкротство супругов
  • суррогатное материнство
  • товарный знак
  • трансграничное усыновление
  • условное депонирование
  • участник долевого строительства
  • фиктивный брак
load more hold SHIFT key to load all load all
Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.).