Договор страхования

Субъективное гражданское право является одной из главных категорий цивилистики и определяет статус физи­ческих, юридических лиц, государства и его административ­но-территориальных единиц.

Страхование права и интересов субъектов гражданских правоотношений осуществляется в виде договора страхова­ния (добровольного или обязательного). При этом в догово­ре страхования каждая из сторон имеет и права, и обязанно­сти. Нас, прежде всего, интересует категория субъективного гражданского права в страховом обязательстве в виде догово­ра страхования, трактование сути данной категории.

К вопросу о категории субъективного гражданского права в договоре страхования

Как и любой договор, договор страхования служит осно­ванием возникновения гражданско-правового обязательства.

Основоположник казахстанской школы цивилистов Ю.Г. Басин по поводу гражданско-правового договора указы­вал: «Главное значение договора заключается в том, что он служит самым распространенным основанием возникнове­ния обязательства, он же во многом определяет и содержа­ние последнего».

Как отмечал Б.В. Покровский, «в подавляющем боль­шинстве случаев договор как юридический факт служит ос­нованием возникновения правоотношения...Чаще договор как сделка служит основанием возникновения обязатель­ственного правоотношения (обязательства). Обязатель­ство - один из важнейших институтов гражданского права. .ГК проводит четкое разграничение понятий договора и обязательства, определяя последнее как правоотношение и, говоря, что в обязательстве одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определен­ные действия». В то же время автор отмечал, что «договор не только рассматривается как юридический факт, но и ото­ждествляется с договорным правоотношением». По его мне­нию, «договор как юридический факт формирует и оформ­ляет на основе свободной воли сторон условия договора. В договоре как правоотношении происходит трансформация указанных условий в субъективные права и обязанности сто­рон, а также реализация этих прав и обязанностей посред­ством действий сторон».

Таким образом, договорное правоотношение при стра­ховании представляет собой реализацию субъективных прав и обязанностей его сторон. Эти субъективные права и обязан­ности сторон в виде условий были определены сторонами в договоре как юридическом факте. То есть договор как юри­дический факт служит основанием возникновения этих прав и обязанностей у его сторон.

При страховании субъективные права и обязанности кредитора и должника определяют содержание возникшего гражданско-правового обязательства в виде договора страхо­вания.

О.С. Иоффе сформулировал следующее понятие обяза­тельства: «обязательство есть закрепленное гражданским за­конодательством общественное отношение по перемещению имущества и иных результатов труда, в силу которого одно лицо (кредитор) вправе требовать от другого лица (долж­ника) совершения определенных действий и обусловленно­го этим воздержания от совершения определенных других действий».

Согласно данной точке зрения обязательство, в данном случае страховое обязательство, представляет собой отноше­ние по перемещению результатов труда должника - страхов­щика, к которому кредитор - страхователь вправе предъяв­лять требования.

Сторонами договора страхования являются страхо­ватель и страховщик. Страхователь - это физическое или юридическое лицо, заключившее договор страхования со страховщиком. Страховщик - это лицо в виде коммерческой организации, для которой характерны признаки юридиче­ского лица, и, которое осуществляет страховую деятельность, подлежащую лицензированию.

Помимо сторон договора - страховщика и страхователя в нем, согласно п. 2 ст. 1, п. 2 ст. 5 Закона, участвует третье лицо в качестве застрахованного лица или выгодоприобре­тателя. Застрахованным лицом может быть как сам страхо­ватель, так и третье лицо, оно может быть и выгодоприобре­тателем. Мы полагаем, что выгодоприобретатель - это лицо, которое, как правило, обозначается в договоре страхования в качестве получателя страховой выплаты.

Что касается субъективного гражданского права, то про­блемам возникновения субъективных гражданских прав, форм их защиты, ее механизма, вопросам добросовестно­сти субъектов гражданского права и т.д. посвящены труды многих ученых-цивилистов таких, как: С.С. Алексеев, А.И. Базилевич, Н.А. Баринов, Е.Е. Богданова, А.В. Барков, Ю.Г. Басин, А.Г. Диденко, М.В. Ибрагимова, Ю.Х. Калмыков, А.В. Малько, Л.В. Мичурина, Б.С. Монгуш, Б.И. Путинский, М.К. Сулейменов, С.В. Никольский, В.А. Тархов и др.

Однако само определение субъективного гражданско­го права, которыми обладают и страхователь, и третье лицо (выгодоприобретатель, застрахованное лицо), и страховщик, трактуется авторами по-разному. Причем до сегодняшнего дня нет единого мнения по поводу данной категории.

В цивилистике есть мнение о том, что субъективное гражданское право представляет собой дозволенное по­ведение. Так, С.С. Алексеев указывает: «Субъективное гражданское право представляет собой юридическую возможность субъекта в правоотношении - принадлежащую ему меру дозволенного (свободного) поведения, обеспечиваемую государством. Характерные особенно­сти субъективных прав заключаются в том, что они дают субъекту свободу поведения - юридические возможности - известный «юридический плюс» (возможность что-то требовать от других лиц, возможность самому совершать известные действия, имеющие юридическое значение и др.), включают момент усмотрения, выбора вариантов имеющихся у лица возможностей. <...> Существуют две основные разновидности субъективных прав: во-первых, субъективные права, содержание которых сводится к од­ному лишь праву требования (и его проявлению - при­тязанию) <...> во-вторых, субъективные права, которые дают самому субъекту возможность своего собственного активного поведения».

А.Ф. Черданцев считает, что «субъективное пра­во есть мера дозволенного поведения, обеспечиваемого государством».

Н.И. Матузов, А.В. Малько, М.Н. Марченко и др. счита­ют, что субъективное гражданское право есть «дозволенное поведение».

Такие ученые, как В.Н. Кудрявцев, В.Л. Кулапов, В.М. Корельский, В.Д. Перевалов и др. указывают, что субъектив­ное гражданское право представляет собой «правомерное поведение». Мы думаем, что, будучи закрепленной в нор­мах права, субъективное гражданское право всегда представ­ляет собой «правомерное поведение». В тоже время, если эта возможность обозначена законом, то она дозволена.

Другая группа ученых говорит о субъективном граж­данском праве как о возможном поведении. Например, Е.В. Вавилин, рассматривая функциональную составляющую субъективного права в соотношении с объективным правом, приводил следующие доводы: «если объективное право представляет собой модель возможного поведения опреде­ленного круга субъектов, то субъективное право - это модель допустимого поведения конкретного лица».

А.В. Власова, Е.А. Крашенинников и др. также воспри­нимают субъективное гражданское право как «возможное поведение».

Согласно мнению А.И. Худякова субъективное граждан­ское право «может выражаться в возможности действовать определенным образом, что выражает право на собственные положительные действия (например, страхователь может назначить выгодоприобретателя), либо возможности требо­вать от обязанного лица совершить определенные действия, что выражает право на чужие действия».

По мнению Н.И. Матузова: «...это создаваемая и гаран­тируемая государством через нормы объективного права особая юридическая возможность действовать, позволяю­щая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведе­ния от других лиц, пользоваться определенным социальным благом, обращаться в случае необходимости к компетент­ным органам государства за защитой - в целях удовлетворе­ния личных интересов и потребностей, не противоречащих общественным».

Такая же точка зрения и у М.А. Викута, согласно кото­рой субъективное гражданское право - это «юридическая возможность действовать», «гарантированная законодатель­ством возможность действовать».

Мы согласны с мнением ученых, считающих субъектив­ное гражданское право как возможность действовать опреде­ленным образом. Действительно, возможность действовать определенным способом предусмотрена как для страховате­ля, так и для страховщика. Причем эта возможность юриди­чески закреплена в нормах права: как императивных, так и диспозитивных.

Несколько иначе к возможности действовать подходит А.А. Мельников. Согласно его мнению субъективное граж­данское право есть «готовая к немедленному осуществлению возможность действовать». Мы не можем согласиться с дан­ной точкой зрения, так как в договоре страхования не всегда имеется возможность немедленного осуществления возмож­ности действовать.

Рассмотренные выше точки зрения ученых-цивилистов едины в одном: субъективное гражданское право - это все, что допустимо, дозволено законом, возможное поведение субъекта гражданских правоотношений и его возможность действовать определенным образом.

Так Д.И. Горшунков полагает, что субъективное граж­данское право это «разрешенное поведение», «допустимое поведение». Думаем, что данное толкование имеет смысл, так как в законе для субъектов гражданского правоотноше­ния как субъективные гражданские права могут быть дозво­лены только разрешенное или допустимое поведение.

А.В. Бормотов, рассуждая о договоре личного страхова­ния в контексте способа обеспечения исполнения обязатель­ства, указывает, что «кредитор обладает правом требования уплаты страховой суммы в размере долга должника». Ю.Б. Фогельсон, рассматривая структуру прав и обязанностей, порождаемых договорами в пользу третьего лица, так же рассматривает право страхователя, купившего страховую защиту как «право требовать предоставления защиты». Та­кой же точки зрения придерживается и М.И. Брагинский, рассматривая отличие исполнения договора третьему лицу от договора в пользу третьего лица, отмечает: «... по догово­ру в пользу третьего лица такое требование может заявлять именно последнее». Е.И. Четырус при исследовании страхо­вания гражданско-правовой ответственности за причинение вреда также считает, что «Лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непо­средственно страховщику требование».

Есть в цивилистической науке и рассуждения о субъек­тивном гражданском праве как о модели поведения субъ­ектов страхового правоотношения. Анализируя в своем исследовании значение таких категорий страхования, как имущественный интерес, страховой риск, страховое событие в процессе реализации страхового правоотношения, В.Ю. Абрамов, рассматривает субъективное право участника стра­хового отношения как «модель его поведения».

Мы видим, что до сих пор в науке гражданского права нет единой точки зрения по поводу категории субъективного гражданского права.

Как правило, субъективными гражданскими правами в договоре страхования обладают и страхователь, и третье лицо (выгодоприобретатель, застрахованное лицо), и страховщик. При этом субъективные гражданские права каждого опреде­ляются целью заключения договора страхования, их возник­новение может быть связано с моментом уплаты страховой премии, фактом наступления страхового случая, осуществле­ния страховой выплаты. Для каждого из них определяется свой момент, когда страхователь, третье лицо (выгодоприобретатель, застрахованное лицо) или страховщик могут их осуществлять, заявлять свои субъективные гражданские пра­ва, реализовывать их, либо требовать их исполнения.

Так, например, при заключении договора доброволь­ного страхования (жизни, здоровья, имущества) с любым страховщиком страхователь может осуществлять свои субъ­ективные гражданские права, предоставленные ему законо­дателем: право выбрать страховщика, заключить договор страхования. Так как законодатель наделил страхователя правом требовать осуществления страховой выплаты, то со­гласно ст. 820 Гражданского кодекса Республики Казахстан при наступлении страхового случая либо при наступлении срока, оговоренного в договоре накопительного страхования, страхователь обращается к страховщику с требованием осу­ществить страховую выплату в пределах страховой суммы.

Страховщик при обращении к нему страхователя, так же осуществляет субъективное гражданское право юриди­ческого лица путем заключения договора страхования, осно­ванное на законе, лицензии, инструкциях и т.д. В то же время при заключении договора страхования страховщик имеет право требовать уплаты страховой премии, без которой до­говор страхования не может считаться заключенным. Если страхователь не оплатит страховую премию, договор страхо­вания не вступит в силу, поскольку уплата страховой премии страхователем является одним из существенных условий до­говора страхования. По этому поводу Е.В. Клоков, ссылаясь на ст. 957 Гражданского кодекса Российской Федерации, ука­зывает: «договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу с момента уплаты страховой премии или первого взноса».

А.В. Анциферов указывает, что «в реальном договоре (общее правило) внесение страховой премии целиком или первого страхового взноса является правом, а не обязанно­стью страхователя». Кроме того, некоторые авторы считают, что «Следует предусмотреть право страховщика произвести выплату страхового возмещения при установлении факта на­ступления страхового случая иным способом, но с возложе­нием на него риска неосновательной выплаты».

То есть на всех стадиях договора страхования (заклю­чения, исполнения, прекращения) стороны реализуют свое субъективное гражданское право.

Известный казахстанский профессор Т.Е. Каудыров, рас­суждая об исключительных правах, делает вывод о том, что «...права, будучи закрепленными в законодательстве, требу­ют создания условий для их успешной реализации». При этом он справедливо ссылается на точку зрения Т.Е. Абовой: «... субъективное право есть мера возможного поведения». Нам импонирует позиция Т.Е. Каудырова по поводу того, что для субъективного гражданского права, закрепленного законодательно, важным является создание условий, кото­рые позволили бы его реализовать.

Интересно мнение Л.Т. Бакулиной, которая, обозначая договорное регулирование как сознательно-волевое упоря­дочивающее воздействие на отношения сотрудничества, при этом, понимая договорные средства как правовые явления, выражающие согласованную волю юридически равных вза­имозависимых субъектов права, справедливо считает субъ­ективными правами этих субъектов их целенаправленные действия. Исследуя вопросы договорного регулирования гражданско-правовых отношений, А.Д. Корецкий останавли­вает свое внимание на «равных возможностях сторон влиять на судьбу договорного правоотношения».

Присоединяясь к мнению Л.И. Бакулиной и А.Д. Ко­рецкого, мы думаем, что субъективное гражданское право в договоре страхования может выражаться в возможности дей­ствовать определенным образом, то есть так, как это допу­стимо, дозволено законом, что в конечном итоге определяет возможное поведение всех субъектов страхового правоотно­шения. Дозволенная возможность действовать определен­ным образом предусмотрена для субъектов гражданских правоотношений гражданским законодательством, в данном случае нормами, которые регулируют страховое обязатель­ство в виде договора страхования.

Субъективные гражданские права субъектов страхо­вого обязательства в виде договора страхования напрямую связаны с видом и целями страхования, сроком и размером уплачиваемой страховой премии, размером страховой сум­мы, определяемой договором страхования, объектом стра­хования, с тем, что указано в договоре в качестве страхового случая, а также с осуществлением страховой выплаты. Все указанные факторы на разных стадиях договора страхования (заключения, исполнения, прекращения) входят в субъектив­ные гражданские права субъектов страхового правоотноше­ния - страхователя, третьего лица (застрахованного лица, вы­годоприобретателя), страховщика.

Таким образом, субъективное гражданское право при­суще всем субъектам гражданского правоотношения в виде договора страхования - страхователю, страховщику, третье­му лицу (выгодоприобретатель, застрахованное лицо), и они в равной степени могут влиять на судьбу договора страхова­ния на разных его стадиях.

ТЕЛИБЕКОВА Ирина Мендигереевна
кандидат юридических наук, профессор кафедры социально-правовых дисциплин и государственного управления Баишев Университет, г. Актобе, Республика Казахстан

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!