Договор потребительского микрозайма

Гражданско-правовая ответственность - это один из видов охранительных правоотношений, заключающийся в несении вторичной обязанности, возникающей в результате неиспол­нения или ненадлежащего исполнения регулятивных норм, закрепляющих первичные обязанности, и выражающейся в несении правонарушителем негативных имущественных по­терь, обеспеченной возможностью применения мер государ­ственного принуждения.

Принцип диспозитивности гражданского права порож­дает одну, но очень важную особенность гражданско-право­вой ответственности, которая заключается в существовании неисчерпывающего количества мер последней, служащих законным способом достижения целей исследуемого вида ответственности. При этом, если гражданско-правовую от­ветственность можно определить в качестве константы, обе­спечивающей восстановление и предупреждение нарушения имущественных и личных неимущественных прав кредитора в отношении неопределенного круга лиц, то мера граждан­ско-правовой ответственности лежит в плоскости ее исполне­ния индивидуально-определенным должником посредством принуждения, исходящего как от самого должника (в случае добровольного несения неблагоприятных имущественных по­следствий), так и от государства.

Меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора потребительского микрозайма

К распространенным мерам гражданско-правовой ответ­ственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны заемщика по договору микрозайма относятся уплата неустойки, процентов за пользование чужи­ми денежными средствами, а также взыскание причитающих­ся процентов, осуществляемое одновременно с расторжением договора микрозайма.

ФЗ от 02.07.2010 г. № 151-ФЗ «О микрофинансовой дея­тельности и микрофинансовых организациях» не содержит особых положений, регулирующих специфику начисления неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнения договора микрозайма, за исключением случаев, когда на сто­роне заемщика выступает потребитель.

Так, на основании ч. 21 ст. 5 ФЗ от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» устанавливается верх­ний предел неустойки за просрочку возврата кредита (займа) и уплаты процентов. Согласно данной норме размер неустой­ки зависит от того предусмотрены ли проценты на сумму по­требительского кредита (займа) за соответствующий период нарушения обязательств. Если последние начисляются, не­устойка не может превышать двадцать процентов годовых, в случае же их отсутствия размер неустойки не может превы­шать 0,1 процента от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств.

Данную неустойку нельзя назвать законной, поскольку не установлен ее конкретный размер, однако установлен ее мак­симальный предел.

По мнению С. В. Тимоффева и Е. Ю. Князевой, расчет размера неустойки по формуле 0,1 процент от суммы про­сроченной задолженности за каждый день нарушения обязательства при длительной просрочки заемщика, которая в некоторых случаях выгодна кредитору в целях получения большего размера неустойки, может повлечь взыскание тако­го размера денежных средств, который окажется чрезмерным и непосильным для граждан. В виду этого, авторы предлагают ограничение размера неустойки (штрафа, пени) за неисполне­ние или ненадлежащее исполнение заемщиком своих обяза­тельств во всех случаях двадцатью процентами годовых, а об­щий размер неустойки, которая подлежит выплате кредитору - размером полученного потребительского кредита (займа).

Однако данное предложение является весьма спорным, поскольку необоснованно ставит в привилегированное по­ложение должника, заключающего беспроцентный договор микрозайма, по сравнению с заемщиком, выплачивающим по возмездному договору также и проценты за пользование сум­мой займа. На наш взгляд, формулирование законодателем двух моделей начисления неустойки по договору потреби­тельского микрозайма отвечает интересам как кредитора, так и должника. Вследствие этого установление по беспроцентно­му договору расчета неустойки в размере 0,1 процент от сум­мы просроченной задолженности за каждый день нарушения обязательств создает оптимальные условия для исполнения договорных обязательств, поскольку стимулирует договорную дисциплину заемщика и служит гарантом получения креди­тором справедливой компенсации. Установление же фикси­рованной неустойки в размере 20 процентов годовых может послужить в рассматриваемой ситуации негативным факто­ром, способствующим ненадлежащему исполнению заемщи­ком своих обязанностей в виду незначительности наказания и возможностью снижения размера неустойки по ст.333 ГК РФ.

ГК РФ не называет проценты за неправомерное пользова­ние денежными средствами разновидностью неустойки, при­меняемой в денежных обязательствах, сохраняя вследствие этого существование двух самостоятельных форм имуществен­ной ответственности, имеющих значительное функциональ­ное сходство, заключающееся в сходном социально-экономи­ческом назначении и идентичном воздействии на должника.

Ввиду этого согласно актуальной редакции п.4 ст.395 ГК РФ взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами недопустимо в случае, когда соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежа­щее исполнение денежного обязательства.

Однако данное общее правило, закрепляющее приоритет взыскания неустойки, не императивно, как это может пока­заться на первый взгляд, а опять же отвечая принципу диспо­зитивности может быть изменено в случае, когда иной поря­док предусмотрен законом или договором.

Исходя из этого, следует вывод, что если микрофинансо­вая организация будет устанавливать в своем типовом дого­воре микрозайма штрафную неустойку за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, то она также вправе будет предъявить требования о выплате процентов за пользо­вание чужими денежными средствами.

В целях недопущения данной ситуации следует прямо закрепить в Законе о микрофинансовой деятельности право микрофинсовых организаций закреплять в договоре микро­займа только зачетную неустойку.

Раскрывая проблему гражданско-правовой ответствен­ности за неисполнение или ненадлежащее исполнение до­говора микрозайма, следует вспомнить о природе последне­го, который характеризуется односторонне обязывающим характером, в силу которого заимодавцу предоставляются исключительно права. В связи с этим вопрос привлечения к договорной ответственности, по сути, связан с мерами, прини­маемыми исключительно в отношении заемщика. Что же ка­сается проблемы привлечения к ответственности заимодавца, нарушающего установленные законодательством ограниче­ния, то она в настоящее время не получила должного регули­рования, что свидетельствует о наличии пробела в российском законодательстве.

Так, например, в одном судебном споре было установле­но, что по договору микрозайма было предусмотрено условие о начислении и уплате неустойки в размере 2% в день со дня просрочки обязательства. Однако заёмщик предъявил встреч­ный иск о признании данного условия договора ничтожным в виду установления завышенного процента, противоречащего установленному в ч.21 ст.5 Закона о потребительском кредите (займе) ограничению в 20 процентов годовых.

Суд согласился с позицией заемщика, признал условие договора микрозайма о начислении и уплате неустойки в раз­мере 2% в день со дня просрочки обязательства ничтожным, взыскав с заемщика неустойку в максимальном разрешенном законом размере, то есть 20 процентов годовых.

Исходя из анализа данного судебного спора следует, что заимодавец за нарушение нормы об ограничении размера не­устойки, не понес никакой гражданско-правовой ответствен­ности, что нарушает, на наш взгляд, юридическое равенство сторон договора микрозайма, создавая условия для злоупо­требления микрофинансовыми организациями своими пра­вами. Последствия установления завышенного процента, за­ключающиеся в виде взыскания неустойки в установленном законом размере, вовсе не дисциплинируют последнюю, кото­рая не несет никаких имущественных последствий за введение в заблуждение неграмотного заемщика.

На основании вышеизложенного, представляется необхо­димым введение в отношении профессиональных субъектов рынка микрофинсирования гражданско-правовой ответствен­ности за нарушение ограничений, установленных российских законодательством, в виде лишения права требования получе­ния неустойки указанными субъектами.

Представляется, что данная мера должна подлежать ши­рокому применению, в том числе и в случаях установления ростовщических процентов, причем не только по договорам потребительского, но и обычного микрозайма.

По верному убеждению О. М. Иванова, в п. 5 ст. 809 ГК РФ необходимо четко определить гражданско-правовую от­ветственность за ростовщическую деятельность в целом, пред­усмотрев, как это сделано в зарубежных правопорядках, спе­циальные восстановительные меры, не связанные с досрочным возвратом кредита, поскольку применение последствий, пред­усмотренных ст. 168 ГК РФ, неблагоприятно для гражданина, вынужденного вернуть сумму кредита, которую, как правило, уже израсходовал.

Вследствие этого стоит обратить внимание на зарубежные правопорядки, где ростовщик утрачивает право на получение всех или части процентов (Франция) или вообще лишается судебной защиты при истребовании кредита (Швейцария, от­дельные штаты США).

Средством защиты интересов заемщика в случае установ­ления чрезмерно высоких (ростовщических) процентов явля­ется признание данного условия недействительным в связи с его кабальностью на основании п. 1 ст. 179 ГК РФ. Однако в России, как верно отмечает Д. Д. Савранская, успешное оспа­ривание кабального договора происходит крайне редко. На­пример, из более 280 судебных актов судов общей юрисдик­ции кассационной инстанции по данной норме требование о признании сделки кабальной было удовлетворено шесть раз.

Большинство органов правосудия, не находя оснований для снижения размера процентов, отмечают, что вступление в обязательства в качестве заемщика является свободным усмо­трением гражданина и связано исключительно с его личным волеизъявлением.

На наш взгляд, данное положение не должно носить аб­солютного характера. Так, Кемеровским областным судом было справедливо отмечено, что принципы свободы договора и добросовестного поведения участников гражданских право­отношений не исключают обязанности суда оценивать усло­вия договора с точки зрения их разумности и справедливости. Вследствие этого необходимо принимать во внимание два обстоятельства: с одной стороны, условия договора займа не должны быть явно обременительными для заемщика, с дру­гой - они должны отражать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены из-за неисполнения обязательства. Данные факты необходимо оценивать, основываясь на таких критериях, как допустимые среднерыночные значения про­центных ставок, обычно взимаемые при сравнимых обстоя­тельствах микрофинансовыми организациями за пользование заемными денежными средствами.

На наш взгляд, такая активность суда вовсе не нарушает принцип состязательности, а, напротив, служит гарантом обе­спечения баланса прав и обязанностей сторон договора потре­бительского микрозайма, поскольку предотвращает неоснова­тельное обогащение со стороны заимодавца.

ТИХОНОВА Анастасия Александровна
помощник прокурора Ленинского района г. Астрахани, преподаватель кафедры государственно­правовых дисциплин Астраханского филиала ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия»

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2021. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!