Договор как средство правового регулирования при наступлении ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства

Традиционно, договор рассматривается как основа­ние возникновения регулятивного правоотношения и не­исполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, составляющих его содержание, становится причиной уста­новления между сторонами договора охранительного пра­воотношения ответственности.

Таким образом, договор ха­рактеризуется «правовым дуализмом», обусловленный тем, что с одной стороны договор устанавливает правовую связь, содержанием которой выступают гражданские права и обя­занности, и их последующее нарушение одним из участни­ков этого отношения приведет к привлечению к ответствен­ности, а с другой, заключенный договор при наличии в нем условий относительно ответственности за его нарушение, выступает правовым инструментом организации отношений ответственности. Прежде всего о договоре следует говорить именно как о предпосылке возникновения договорной ответ­ственности, поскольку заключение договора предшествует наступлению ответственности и само действие по его заклю­чению является важнейшим юридическим фактом, обуслав­ливающим возможность наступления ответственности за его нарушение. Заключение договора выступает генетически ис­ходным обстоятельством, наступление которого определяет дальнейшую возможность возникновения гражданско-пра­вовой ответственности в рамках охранительного правоотно­шения. Гражданское законодательство устанавливает общую «программу» ответственности за нарушение договора, а его стороны включая в договор соответствующие условия «пере­программируют» его для своих интересов и потребностей.

Представляется, что при включении в договор условий об ответственности за его нарушениеего функциональное назначение расширяется, поскольку он призван регламен­тировать не только регулятивные отношения, возникающие на основе правомерных действий, но и «обслуживает» охра­нительные отношения, возникшие на основании правовой патологии исполнения сторонами заключенного договора субъективных гражданских обязанностей. Таким образом, наличие заключенного договора выступает обязательной предпосылкой возникновения правоотношения ответствен­ности при этом договор при соответствующем его содержа­нии может определять условия, размер и порядок привле­чения к ответственности. Как точно выразился В.Л. Слесарев о значении гражданского права, обеспечивающего инициа­тивную, творческую деятельность участников общественных и прежде всего экономических товарно-денежных отноше­ний не только четкой регламентации должного поведения обязанных субъектов, но и установлением санкций за их противоправные действия (бездействия). Специфика граж­данско-правового метода не могла не найти своего значения и при регулировании отношений на случай нарушения до­говора. Диспозитивность как черта гражданско-правового метода проявляется как в содержании гражданско-правовой ответственности, так и в исковом порядке приведения в дей­ствие механизма государственного принуждения, наличие начал диспозитивности просматривается в установлении и применении мер гражданско-правовой ответственности. Благодаря диспозитивности при регулировании граждан­ско-правовых отношений стороны заключаемого договора обладают возможностью смоделировать собственную модель отношений на случай нарушения ими договора, что дает ос­нование утверждать о значении договора как регулятора от­ношений ответственности. Именно диспозитивностью мож­но объяснить возможность для сторон координировать свое поведение посредством заключения договора на случай его нарушения. Диспозитивность как отличительная черта мето­да гражданско-правого регулирования общественных отно­шений обуславливает не только возможность установления сторонами конкретных мер и условий гражданско-правовой ответственности за нарушение договора, но и регламентиру­ет стороны поведения на случай его нарушения (направле­ние претензии, уведомление о просрочке, обязательное до­судебное урегулирование спора, предоставление документов и иных доказательств, свидетельствующих о нарушении до­говора и т.п.). В этой связи диспозитивность при граждан­ско-правовой ответственности за нарушение обязательства представляется выбором сторонами модели установления договорной регламентации ответственности посредством за­ключения самого договора и включения в него соответству­ющих положений или же оформление дополнительного со­глашения, оформление которого следует после заключения договора. Кроме того, свобода выбора вариантов поведения предоставляет сторонам изменять или прекращать действия условий договора, касающихся ответственности за его нару­шение.

Механизм правового регулирования включает в себя совокупность правовых средств, призванных обеспечить упорядоченность общественных отношений нацеленных на разрешение конфликтных ситуаций, возникающих между субъектами права. Гражданско-правовой договор имеет зна­чение индивидуального поднормативного регулирования. Следует подчеркнуть, что для ответственности за наруше­ние обязательства особое значение приобретает сам договор как акт индивидуального регулирования, координирующий юридическую организацию отношений сторон при его на­рушении одной или обеими сторонами. Это дает основание утверждать, что «частная автономия» ответственности может зависеть от усмотрения сторон договора и степени конкрети­зации условий об ответственности. Условия договора, касаю­щиеся ответственности за его нарушение, являются результа­том усмотрения сторон и выбора ими наиболее подходящего варианта поведения. Участники договора с учетом требова­ний и ограничений законодательства по своему усмотрению создают для себя автономные «правила» ответственности, ко­торые носят «промежуточный», подготовительный характер, поскольку направлены на будущее время на случай правона­рушения и в момент заключения договора еще не ясно най­дут ли они свое реальное воплощение для сторон. Стороны, включая в договор условия об ответственности или наоборот игнорируя такую возможность, придают договору или ли­шают его значения регулятора отношений на случай его на­рушения, другими словами, стороны в договоре посредством положений, касающихся ответственности за его нарушение, устанавливают «ответственность для двоих».

Все условия договора могут быть разделены на те, что обуславливают поведение сторон в регулятивном право­отношении и условия, касающиеся ответственности за его нарушение. Условия, относящиеся непосредственно к дого­вору, опосредуют перемещение и потребление материаль­ных благ с момента его заключения, включение же в него условий об ответственности такого результата не преследу­ют, их действие направлено в будущее и они нацелены на упорядоченность соответствующего процесса возникнове­ния и исполнения ответственности. Положения договора об ответственности за его нарушение наряду с нормами права выступают нормативно-договорным основанием как возник­новения, так обеспечивают динамику охранительного право­отношения ответственности. Другими словами, договор с одной стороны завязывает имущественные отношения, что является необходимым условием возникновения ответствен­ности, а с другой координирует поведение пострадавшего и правонарушителя, обеспечивает стройность и упорядочен­ность отношений ответственности за неисполнение или не­надлежащее исполнение обязательства.

Специфика гражданско-правовой ответственности за нарушение договора как разновидности юридической от­ветственности заключается в ее «гибкости», в том смысле, что при всех ее характерных чертах, свойственных любому виду ответственности в праве, стороны договора еще до ее насту­пления вправе самостоятельно договориться относительно условий ее возникновения, определить ее меры, объем воз­мещения, основания освобождения от нее, а также варианты поведения на случай ее наступления. По меткому замечанию

О.А. Красавчикова «норма права собственно потому и назы­вается правилом, что она имеет значение не для отдельного конкретного случая, а для массы однотипных случаев». При­менительно к ответственности ее нормативным ядром высту­пает совокупность общих правовых норм, имеющих импера­тивный характер и распространяющиеся на случаи любого нарушения договора в независимости от его содержания. Следующий уровень нормативных установлений, регламен­тирующих отношения ответственности, составляют нормы, применяемые в зависимости от вида заключенного договора. Другими словами, нормативные установления формируют «костяк» ответственности и носят «типовой» «рамочный» ха­рактер, применяются в отношении неопределенного круга лиц и рассчитаны законодателем на неоднократность своего применения, обеспечивающих эффективное и полноценное функционирование института ответственности. Два указан­ных уровня требований закона следует признать «императи­вом ответственности», обязательным для правоприменителя и не доступные для договорного усмотрения сторон.

Ввиду того что норма права выступает индивидуальной заповедью для любого, а договорные установления действу­ют избирательно, то следующие два уровня можно назвать «частными» ввиду их строгой индивидуальности содержания и избирательности применения. Другими словами, поло­жения конкретного договора, регламентирующие вопросы ответственности за его нарушение есть результат согласова­ния индивидуальной воли сторон, адресованы конкретным лицам и рассчитаны, как правило, на однократность приме­нения. Сюда следует отнести и условия конкретного согла­шения посредством исключения или наоборот включение в договор тех положений, что отражены в законе и действие которых зависит от усмотрения сторон. Стороны вправе при­менять к своим отношениям законодательные установления в измененном виде, а в случаях и по тем вопросам, разрешен­ных законом или им не запрещенных, собственно разрабо­танные и принятые положения, регламентирующие отноше­ния при нарушении договора.

В контексте рассматриваемой темы нельзя обойти вни­манием высказывание в научной литературе о возможности закрепления в договоре гражданско-правовых принципов, из чего можно сделать вывод, что стороны в соглашении вправе установить основополагающие идеи, применение которых распространяется и на случаи ответственности за нарушение договора. Представляется, что подобное утверж­дение заслуживает обоснованного возражения, поскольку именно принципы выступают фундаментальной основой всей отрасли гражданского права и именно в соответствии с основными началами (идеями) строится гражданско-право­вое регулирование. Принципы незыблемы и для участников правоотношений недосягаемы в плане возможности их уста­новления или наоборот «выключения», и тем более их кор­ректировки с учетом волеизъявления сторон. При наличии в договоре положений об ответственности за его нарушение, они приобретают главенствующее значение, не относитель­но норм права в значении их упреждения или замены (при­оритета действия), а в смысле, что отношение ответствен­ности представляет собой в большей степени договорное регулирование относительно действия норм непосредствен­но, закрепленных в самом законе. Сам договор, содержащий условия об ответственности за его нарушение, нельзя ставит на один уровень с законом, такое соглашение источником права не является, а лишь обладает качеством регулятора общественных отношений, возникающих при неисполнении или ненадлежащем исполнении договорного обязательства, поскольку «регулятивные свойства гражданско-правового до­говора сближает его с законом, который, как и договор, от­носится к роду правовых актов».

При наличии в договоре условий об ответственности за­даваемая сторонами модель поведения с одной стороны до­пустима Законом, поскольку дозволено и соответствует ему, а с другой выступает оптимальной и приемлемой для сторон схемой их образа поведения на случай нарушения договора. Заключаемое сторонами соглашение прежде всего оказыва­ет правовое воздействие на поведение его участников при нормальных условиях гражданского оборота, включение же в договор положений относительно ответственности за его нарушение, призвано обеспечить и поведения сторон при возникновении аномальной ситуации «правового конфлик­та» (нарушение субъективных прав). Другими значимым фактором служит то обстоятельство, что такое регулирова­ние возникает не с момента заключения договора, а связано с совершением правонарушения. Посредством заключения договора, содержащего условия об ответственности, его участники своими действиями осуществляет регулирование тех отношений, которые возникнут при дисбалансе интере­сов, обусловленных нарушением субъективных гражданских прав одной из сторон. Наполнение договора положениями, касающихся ответственности за его нарушение, есть при­дание договору значения правового регулятора отношений ответственности. Договор выступает средством «ювелирной» точечной организации отношений сторон на случай его на­рушения. Таким образом, речь можно вести о договорной координации ответственности, осуществляемой наряду с ее нормативно-правовым регламентированием. Бесспорно, сказанное вовсе не исключает связь положений договора с нормами права, поскольку условия об ответственности в до­говоре всегда базируются на положениях закона (не должны им противоречить), и стороны лишь реализуют те правовые возможности «усмотрения», которые им предложены зако­нодателем. Договорное регулирование ответственности за нарушение договора предстаёт способом организации отно­шений между сторонами договора на случай неисполнения или ненадлежащего его исполнения путем установления в нем или в дополнительном соглашении к нему юридиче­ского предписания по вопросам ответственности, которые законом отнесены к усмотрению сторон и императивно не регламентированы.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что гражданско-правовая ответственность за нарушение догово­ра может быть представлена несколькими модели сочетания норм закона и положений договора. К «типовой» модели, не осложненной условиями договора об ответственности, сле­дует отнести ответственность за нарушение договора, кото­рая строится исключительно на положениях гражданского законодательства без соответствующих положений в самом договоре. Иная модель отличается высоким уровнем индиви­дуализации ответственности, при которой стороны договора максимально детально, скрупулёзно и подробно определяют условия ее возникновения, порядок их действия на случай ее наступления, меры ответственности и их размер, условия, освобождения или ограничения ответственности. Можно утверждать, что последняя модель выступает результатом «правовой селекции» норм гражданского законодательства, посредством которой участники договора их отбирают, ис­ключают и изменяют в допустимых законом пределах при­менительно к отношениям, которые возникнут между ними при нарушении договора. Сказанное выше об индивидуаль­ной модели ответственности не означает признание за усло­виями договора об ответственности значения правовых норм, а лишь подчеркивает их взаимосвязь и функциональное на­значение. Посредством договора стороны конкретизируют и трансформируют, и дополняют «нормативную» ответ­ственность, предусмотренную законодателем, при этом сам договора выступает лишь дополнением к закону, образуя в сочетании с последним нормативно-договорную регламента­цию ответственности. Договор применительно к рассматри­ваемой ответственности выполняет две задачи: формируют правовую связь, которая будет дезорганизована в будущем, а непосредственно после нарушения регламентирует отноше­ние по случаю наступления ответственности. Таким образом, содержание гражданско-правовой конструкции за наруше­ние договора наполнено не только нормами гражданского законодательства, но и в каждом конкретном случае может быть дополнено правилами поведения, установленные сто­ронами договора на случай его нарушения ими, в случае же их отсутствия следует вести речь о «типовой», «общей» моде­ли ответственности, установленной нормами закона.

Резюмируя вышесказанное следует заключить, что пре­доставляя участникам договора потенциал регламентировать вопросы, связанные с ответственностью за его нарушение, за­конодатель создал условия для наиболее оптимального со­четания общественных и индивидуальных интересов при от­ветственности нарушение обязательства путем установления возможности для участников обязательства своему усмотре­нию и в своем интересе регламентировать ответственность, что действенно как для стимулирования участников договора к его надлежащему исполнению, так и для эффективного до­стижения целей возложения и исполнения ответственности в рамках конкретного договора между конкретными субъ­ектами. В этой связи следует обратить внимание на особое функциональное значение договора, с одной стороны на основании его заключения возникает регулятивное право­отношение, правонарушение в рамках которого приведет к возникновению правоотношения ответственности, и с другой стороны, договор, содержащий условия об ответственности за его нарушение приобретает дополнительную функцио­нально-целевую направленность в обеспечении развития и движения охранительного правоотношения ответственно­сти. Можно заключить, что такой договор оказывает органи­зующее воздействие на отношения, порождаемые наруше­нием этого же договора.

ЗАХАРОВ Дмитрий Евгеньевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Уральского государственного юридического университета

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!