Договор на оказание юридических услуг в Российской Федерации

Такие услуги являются сложными по своему субъектному составу и ком­плексными, поскольку они могут включать в себя как пред­ставительство интересов лица перед третьими лицами (веде­ние дела в различных организациях в связи с регистрацией юридических лиц и тому подобное), но и иные юридические услуги непредставительского характера (консультирование, подготовка, правовая экспертиза заключаемых договоров иных документов, правовой анализ актов и действий органов управления и тому подобное).

Договор на оказание юридических услуг в Российской Федерации: особенности и проблемы правового регулирования

Согласно общим положениям Гражданского кодекса РФ (ст. 128), юридическая услуга, является разновидностью объ­ектов гражданских прав, при этом общим основным отли­чием услуг от иных объектов гражданских прав, является их производность от обязательственного права. Законодатель в статье 779 Гражданского кодекса РФ описывает услугу, обо­значая ее как действие и деятельность, поскольку услуга как объект обязательства может проявляться только в активной форме. Отметим, что изучение специфики услуг, нашло в свое время отражение в цивилистических трудах таких ав­торов, как Е. Д. Шешенин, О. С. Иоффе, М. В. Кротов, А. Ю. Кабалкин и других известных цивилистов. Тем не менее, особую значимость приобретает вопрос об отличительных признаках юридической услуги, отличающих ее от смежных правовых категорий и позволяющих выделить ее в особый вид деятельности, требующий соответствующего правового регулирования.

Во-первых, в юридических услугах предполагается целе­направленная активность - юридическая деятельность оказы­вающего ее лица, которая имеет имущественную ценность. Правовую роль здесь играет совокупность качеств, которыми обладает сама полезная деятельность, что и составляет полез­ный эффект этой услуги.

Во-вторых, результат юридической услуги, не может гарантироваться, поскольку в основе услуг лежит не сам ре­зультат, а действия, которые привели к данному результату, что подчеркивается в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказа­ние правовых услуг».

В-третьих, на юридическую услугу непосредственно влияют и услугодатель и услугополучатель воздействуя на ее результат, тем самым индивидуализируя ее, придавая ей ха­рактер исключительности.

В-четвертых, оказание юридической услуги возможно только при наличии соответствующего юридического обра­зования у услугодателя, и соответственно при соблюдении им правил профессиональной деятельности.

Вышеизложенные признаки юридической услуги, как объекта гражданских прав, позволяют характеризовать ее как действия или деятельность специалиста в области пра­ва направленная на изменение правового состояния субъек­тов гражданских прав и обязанностей и реализуемая через правоотношения в различных отраслях права. При этом на полезные свойства юридической услуги и направлен субъек­тивный интерес услугополучателя, обладающий встречным правом требования к услугодателю.

Особое значение при этом приобретает вопрос о воз­можности разграничения юридической услуги и юридиче­ской помощи, как разных правовых категорий. Так, основная позиция цивилистов, таких как, например, В.В. Печерский, А.В. Цихоцкий, сводится к тому, что юридическая помощь имеет особые признаки, к которым, прежде всего, отно­сится профессиональная деятельность юриста (адвоката), связанная с защитой прав и интересов услугополучателей (физических, юридических лиц).Тем не менее, правоприме­нительная практика, как правило, не разграничивает данные категории, понимая их как равнозначные, а принятие Феде­рального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» не прояс­нило вопрос о соотношении юридической помощи и юри­дических услуг, поскольку в данном нормативном акте нет определения такого понятия как «юридическая помощь», а указаны только основные принципы ее оказания и особен­ности субъектного состава.

В этой связи видится справедливым обобщающее мне­ние М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, о том, что оказание услуг сводится к двум связанным между собой элементам: цели, которой услуга служит («помощь», «польза»), и сред­ствам достижения этой цели (совершение услугодателем действий или деятельности). Представляется, что юридиче­ская услуга и юридическая помощь - понятия равнозначные и представляют собой деятельность специально управомо­ченных субъектов, направленную на предоставление физиче­скому или юридическому лицу определенной совокупности благ юридического характера.

Таким образом, исходя из вышеизложенных призна­ков юридических услуг, можно сказать, что они могут осу­ществляться и в режиме конституционно гарантированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), субъектом которой является специальная категория практикующих юристов - адвокаты, для которых оказание юридической по­мощи - это публично возложенная обязанность, согласно статье 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и в режиме добро­вольно возложенной обязанности в благотворительных и иных общественно полезных целях, а также в режиме свобод­ной экономической, предпринимательской деятельности.

Отметим в этой связи основную проблему, связанную с качеством оказываемых юридических услуг, поскольку фак­тически такая деятельность, за исключением оказания услуг адвокатами, никак не регулируется. К частнопрактикующим юристам, соответственно, не предъявляются определен­ные квалификационные требования, отсутствуют этические нормы, закрепленные в кодексах профессиональной этики. Можно согласиться с мнением Г. К. Шарова о том, что дея­тельность недобросовестных лиц на рынке юридических ус­луг, вовлеченных в совершение преступных (в том числе кор­рупционных) деяний, является одной из серьезных проблем этой сферы.

Основой гражданско-правовых отношений по оказа­нию услуг, в том числе и юридических, является договор, ле­гальное определение которого, содержится в п. 1 статьи 779 Гражданского кодекса РФ. Исходя из общих характеристик договора возмездного оказания услуг, он является консенсу­альным, возмездным и двусторонне-обязывающим. Другая его особенность заключается в публичности, поскольку для исполнителя, в большинстве своем, оказание услуг является основным видом деятельности.

Договор возмездного оказания юридических услуг спец­ифичен в силу того, что совершение определенных действий ис­полнителем в рамках этого договора направлено, прежде всего, на отстаивание и удовлетворение интересов услугополучателя в судах и иных юрисдикционных органах, а также принятие конкретного судебного решения, что в целом выходит за рамки предмета регулирования договора. В рамках данных правоот­ношений не предполагается установление прямой зависимости между принятым судом решением и обязанностью по оплате оказанных юридических услуг, а также размером такой опла­ты. Данный вывод нашел свое отражение в правовой позиции Конституционного Суда РФ, который отметил, что достижение определенного результата в рамках предмета договора возмезд­ного оказания услуг не предполагается. Результат, ради которого заключается такой договор, в каждом конкретном случае не всег­да достижим, в том числе в силу объективных причин.

Юридические услуги могут оказываться в различных объемах, как разово, так и периодически. Довольно часто периодическое оказание таких услуг между организациями оформляется с использованием конструкции абонентского договора на юридическое сопровождение. В связи с этим ак­туальной проблемой до принятия поправок в Гражданский кодекс РФ являлась обоснованность платежей в периоды, когда услуги фактически не востребованы. Ситуация изме­нилась 1 июня 2015 года с вступлением в силу ст. 429.4 ГК РФ, предусматривающей конструкцию договора с исполнением по требованию, в рамках которого обязанность по оплате не ставится в зависимость от фактической востребованности встречного предоставления, но иное может быть указано в за­коне или определено сторонами в договоре.

Одной из проблем в сфере юридических услуг является проблема фиксации факта их оказания. Несмотря на зако­нодательно закрепленную возможность применения к обяза­тельствам по оказанию услуг положений о подрядных обя­зательствах и, соответственно, возможность фиксирование факта оказания юридических услуг актом приема-переда­чи, можно отметить неоднозначную правоприменительную практику. Согласно одной позиции судов результатом ока­зания юридических услуг является осуществление деятель­ности, не имеющей овеществленного результата, а соответ­ственно, оплата таких услуг не может связываться с наличием или отсутствием подписанного заказчиком акта об оказании услуг. Согласно другой позиции, необходимо наличие акта приема-передачи оказанных юридических услуг, например, при отсутствии надлежаще оформленного договора.

Подводя итог, отметим, что в настоящее время не выра­ботано единых стандартов и принципов обеспечения и ре­ализации права на юридическую помощь, несмотря на то, что данное право закреплено в конституционном законода­тельстве, в процессе реализации которого возникают опре­деленные проблемы. Кроме того само понятие юридической услуги требует конкретизации, а соответственно установле­ния на законодательном уровне определенных требований к субъектному составу, качеству оказания такой услуги.

ХАЙРЕТДИНОВ Руслан Айратович
старший преподаватель кафедры гражданского права Института права Башкирского государственного университета

АХТЯМОВА Евгения Викторовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Института права Башкирского государственного университета

Правовые онлайн консультации юристов осуществляет проект при содействии ЕВРАЗИЙСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА (издается при содействии Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА). Международный научный и научно-практический юридический журнал.). 

© 2018-2020. Правовые онлайн консультации юристов. Все права защищены.
Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Юридическая консультация и помощь по БЕСПЛАТНОМУ тел. Россия +8 (800) 700-99-56 (доб. 995)
Московская обл, г. Москва +7 (495) 980-97-90 (доб. 597)
Ленинградская обл, г. Санкт-Петербург +7 (812) 449-45-96 (доб. 560)
в режиме online - круглосуточно!